Свет, тень, пустое пространство и человек. У чикагского фотографа миллион подписчиков, и это не случайно

У инстаграма американского фотографа Джейсона Питерсона 1 миллион подписчиков. Он не мировая звезда, не делает фотожабы, не снимает обнажённую натуру. Он просто фотографирует людей и города на чёрно-белую плёнку. И его снимки настолько хороши, что от них сложно оторваться.

Джейсон М. Питерсон живёт в Чикаго, но много путешествует по Америке и по всему свету. Везде, куда бы мужчина ни приехал, он фотографирует города и людей. Вот уже 25 лет фотограф снимает только на чёрно-белую плёнку. Недавно его инстаграм набрал миллион подписчиков, и сайт My Modern Met сделал по этому поводу большую статью.

С моей точки зрения, главное в этих фотографиях не чёрно-белая гамма. Я пытаюсь поймать человеческую эмоцию, я хочу, чтобы зритель что-то почувствовал. Чёрно-белая плёнка позволяет сконцентрироваться на этой эмоции, цвет часто мешает поймать нужное чувство, которое ты хочешь передать.

Главные герои фотографий Питерсона — свет и тень, город и человек, объекты, противопоставленные пустому пространству.  Чаще всего Питерсон снимает человека в различных пространствах. Иногда отмытых до полной прозрачности, иногда со сдвинутым центром массы.

Читайте на Medialeaks: Кто победит в этом сезоне — ты или грипп? Пройди наш тест и узнаешь

Человеческая фигура никогда не организует кадр вокруг себя на его снимках, она всегда как будто повисает во времени, оставаясь вчуже тому месту, куда она как будто искусственно помещена.

Всем своим снимкам в инстаграме Джейсон Питерсон даёт названия, как и полагается произведениям искусства.

«Рабочая тетрадь»

Фотограф испытывает слабость к лестницам и пешеходным переходам. На ярко освещённых улицах Нью-Йорка и Чикаго с их длинными и плотными тенями удобно экспериментировать с ритмом.

«Видеть вещи»

Человеческий сюжет может быть помещён в центр, а может оказаться на краю обезличенного полотна. Почти теряться в градиенте серого.

«Открытое письмо»

Но даже там, где человек оказывается в центре, где у него появляются признаки личности, жизни, кажется, он всё равно существует в кадре только для того, чтобы ожила его геометрия, подобно тому как оживают записанные на бумаге ноты.

«Длинное деление»

Городские джунгли для Питерсона — та же геометрия. Человеческий хаос здесь, не превращаясь в порядок, по крайней мере укладывается в его подобие, как игрушки, собранные с пола и рассованные по одинаковым строгим коробкам. Маленький человек в углу кажется чужим посреди чего-то, что по идее было построено человеком.

«Сегодня опять потерял контроль»

Иногда силуэт человека на снимках Питерсона даже кажется вырезанным из кадра.

«Весенние обряды»

Города интересуют фотографа и без людей. Если на снимок можно «поместить» человека, то ещё легче его «убрать». Город, свободный от человека, у Питерсона превращается в математическую модель самого себя, в чёрно-белую матрицу, отображающую чьи-то замыслы, идеи, но скрывающую автора.

«Всё происходит сразу»

«Зелёные линии»

Естественно, Питерсон любит снимки с высоты. Он часто летает.

«Волк среди волков»

«Вопрос|Всё»

Один из любимых жанров фотографа — съёмка через иллюминатор. Круглое окно — второй объектив, который даёт двойное отстранение от объекта, пропускает через дополнительный фильтр. И Куала-Лумпур, и Чикаго, и Нью-Йорк, и Париж становятся даже не фоном, а словно зловещим домиком в шаре со снежной бурей.

«До скорого»

Другая любовь Питерсона — самолёты.

«Вверх ногами»

Особенно самолёты в городах.

«Контроль»

Но даже такие стремительные, подвижные объекты, как спортивные самолёты, у Питерсона замирают. Движение — это то, что отсутствует в его мире. И редкие животные, и люди, схваченные в порыве, выглядят настолько же спокойными, как воды озера Мичиган в штиль и небоскрёбы пасмурным утром.

«Глубже, чем внутри»

«X»

Основная работа Питерсона — арт-директор рекламного агентства, и он очень хорош в искусстве, которое так важно для рекламы: умение предельно очистить кадр, промыть его, оставив одну чёткую идею, эмоцию, образ.

«Хорошие новости для людей, которые любят плохие новости»

Американский фотограф Реймонд Каннингем каждый год выбирает «правильный» день, чтобы сфотографировать одни и те же рельсы на восходе так, чтобы в них отражалось красное солнце. Искусство должно принадлежать народу, подумал его сын, выложил фото на Reddit, и за дело взялись мастера фотошопа.

Британский фотограф Ли Чапмен, живущий в Японии, снимает быт и изнанку Токио, превращая обыденность в искусство. Среди прочего у него есть серия со спящими на улице людьми. Камера Чапмена придаёт неподвижным телам, хозяева которых перебрали накануне, поистине драматическую выразительность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.