Волонтёры искали пропавшего мальчика под Липецком и столкнулись с равнодушием СМИ. Мальчик погиб

Журналистка и участница поисковых отрядов Ксения Кнорре пожаловалась на то, что во время поисков пропавшего ребёнка в Липецкой области ни одно местное издание не опубликовало ориентировку или призыв к жителям помочь, хотя «Лиза Алерт» просило их об этом. Мальчика нашли через шесть дней, но он уже погиб: спасатели опоздали.

13 июля трёхлетний Артём отправился на покос вместе с отцом и шестилетней сестрой. Мальчик хотел играть, но отцу нужно было работать. Артём обиделся и ушёл в поле. 19 июля его нашли в нескольких километрах от места пропажи — на территории Воронежской области, пишет сайт управления Следственного комитета по Липецкой области. В паблике липецкого отделения «Лиза Алерт» в ВК фотографию Артёма заменили на эту картинку. Такие постят, когда пропавший найден погибшим.

На сайте «Православие и мир» Ксения Кнорре, активная участница «Лиза Алерт» и журналист, опубликовала статью о том, как проходили поиски.

Место пропажи мальчика – это бесконечные поля подсолнухов и луговой травы, разделённые перелесками. В перелесках есть небольшие заболоченные водоёмы, овраги, оставшиеся после войны заросшие высокой крапивой окопы и воронки.

По словам Кнорре, в поисках, помимо сотрудников МЧС и служащих Росгвардии, участвовали волонтёры из Липецкой области, соседних Воронежа, Курска, Брянска, Белгорода, Орла, Тулы и других регионов. Одна компания предоставила небольшие вертолёты, которые летали на минимальной высоте, раздвигая траву потоком воздуха, на пятый день к поискам присоединился частный самолёт. Сотни добровольцев работали в течение нескольких дней.

18 июля нашли тапок Артёма, после этого о пропаже мальчика стали писать местные СМИ, в район приехали журналисты, число добровольцев сильно выросло. 19 июля нашли второй тапок, куртку, несколько мест, где ребёнок лежал, а в пять часов вечера — его тело. Как пишет Кнорре, Артём умер примерно за 36 часов до того, как его обнаружили. Вероятная причина смерти — обезвоживание.

Один из координаторов операции, Дмитрий Батагов, поблагодарил всех, кто участвовал в поисках.

Спасибо местным органам власти и правоохранительным службам, они просто молодцы. Они честно работали, тут же добывали всё, что нам было нужно. Когда я вчера в два часа ночи позвонил и сказал, что мне завтра нужна большая толпа народа, они с утра организовали 400 человек. Когда мне в два часа ночи понадобился криминалист, через полчаса он у нас был. Местная администрация кормила участников поиска, спасибо им. Спасибо местным жителям, которые тоже привозили еду, воду. Спасибо «Билайну», который пригнал за 500 километров передвижную вышку для обеспечения связи на месте поиска. Спасибо всем волонтёрам, которые приехали на поиск, в том числе из Москвы – дорога была дальняя, и без тех, кто сорвался за 500 километров, чтобы помочь, кое-что было бы невозможно.

Ксения Кнорре в статье написала о том, насколько важна оперативная реакция. Чем больше людей участвуют в операции, тем быстрее можно найти хотя бы какие-то следы.

Кнорре удивила реакция изданий, работающих в Липецкой области, которые не откликнулись на призыв о помощи.

14 июля я разослала по 32 изданиям Липецкой области, контакты которых нам удалось найти, от имени «Лиза Алерт» информацию о пропавшем ребёнке, ориентировку, попросила помочь. […] Ко мне вернулись пять писем из-за сбойных адресов. Мне не ответил НИКТО.

Единственный ответ, который пришёл 19 июля, за три часа до обнаружения тела, содержал ссылку на сводки СК (были найдены вещи) и одну фразу без подписи: «Так что не знаю, есть ли смысл публиковать у нас?» Волонтёр «Лиза Алерт» написала, что теперь действительно смысла нет, но, если бы хотя бы кто-то откликнулся на призыв, исход мог быть другим. Из редакции, пишет Кнорре, пришёл такой ответ.

Приветствую! В какой-то степени упрёк принять можем, но Тербунский район для нас почти как Заполярье – связей никаких. Соседи – Хлевенский и Елецкий. Но всё равно приносим извинения.

Речь, объясняет Кнорре, идёт о расстояниях около 100 километров по дороге или около 50 километров по прямой.

Только один местный ресурс регулярно писал о ходе поиска — липецкий сайт Gorod48, рассказывает она. Также сообщение о поисках появилось на сайте администрации.

Старший поисковой группы «Лиза Алерт» фотожурналист Александр Сайганов из Зеленограда в комментарии для «Православия и мира» тоже пожаловался на работу медиа.

СМИ вовремя не опубликовали информацию о пропаже и не привлекли желающих помочь из ближайших городов и сёл. Трагедия случилась, и что? Местные СМИ не преминули снять с неё сливки. Как только пошли первые находки, началось вещание в режиме онлайн. Читаешь что-то типа «Артём Кузнецов найден: когда и где состоятся похороны трёхлетнего мальчика» и возникает вопрос: вы совсем потеряли берега?!

Волонтёр «Лиза Алерт» Александр Лямцев из Курска после того, как было найдено тело Артёма, на своей странице в ВК тоже написал эмоциональное обращение к журналистам и всем неравнодушным людям.

На одном из поисков, в сердцах, с упрёком меня спросил один из родственников пропавшего человека: «Чего же вас так мало?» Вы знаете, я даже не нахамил ему тогда, хватило сил сдержаться. Задал один простой вопрос: «А сколько раз конкретно вы помогали искать пропавших людей?» Он удивился и сказал: «Ни разу». Вот именно. Всем хочется, чтобы как только пропадёт их родственник, сразу появились тысячи поисковиков, волонтёров, которые примчатся на помощь, спасут, найдут. А чего же тогда вы не ходите искать чужих людей? Чужое горе не колет?

По словам Лямцева, если удаётся мобилизовать большое число спасателей и добровольцев в первые сутки и отыскать ребёнка, вероятность того, что он будет жив, составляет 99 %. На второй день нужно вдвое больше людей, на третий — ещё больше, и шансы спасти человека сильно падают.

В июне этого года МЧС и волонтёры в Свердловской области смогли найти четырёхлетнего Диму Пескова, который четверо суток блуждал в лесу. К поискам подключились сотни людей, и ребёнка обнаружили в семи километрах от того места, где его потеряли родители, он прошёл самостоятельно не меньше 12 километров и выжил чудом.

Журналист Олег Кашин в фейсбуке заявил, что проблема региональных СМИ в том, что они зависят не от читателя, а от административной поддержки.

Это на самом деле о том, до чего довели страну «договоры информационной поддержки» прессы с администрациями. Если бы газеты просто давно позакрывались, это было бы лучше, чем как сейчас, когда у людей на первой полосе губернатор, и этот губернатор и есть единственное, что интересует и мотивирует людей в этой газете. Разумеется, автор прав: пропавший ребёнок для любого региона — абсолютно главная новость. Никаких губернаторов, первая полоса и первый сюжет в эфире каждый день, пока не найдут.

Фото: Ксения Кнорре, Александр Сайганов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.