Детей рвало улитками: глянцевую журналистку высмеяли из-за колонки о любви к высокой кухне

Пользователи фейсбука обсуждают колонку Карины Добротворской, которая рассказывает, как до рвоты заставляла своих детей есть улиток и устриц в элитном ресторане и не может общаться с людьми, которые не ценят высокую кухню. Дочь журналистки ранее рассказывала, как в детстве страдала из-за маминых кулинарных пристрастий и они с братом добывали для себя обычную еду.

В издании Insider Moscow вышла колонка Карины Добротворской «Невкусные люди», где автор рассказывает, что не уважает людей, которые не увлекаются деликатесной едой и не посещают рестораны со звёздами «Мишлен» (звёзды присуждаются лучшим шеф-поварам — прим. Medialeaks).

Я встречала немало людей, которые почти хвастались своей гастрономической недоразвитостью. «Для меня еда — это как топливо, которое надо залить в организм. Залил — и пошёл дальше». Меня от этого «топлива» всегда передёргивало. Как будто рядом со мной не живой человек, а бак с бензином. Когда я пыталась сказать, что в идее деловито заправить организм энергией есть что-то животное, на меня смотрели с удивлением, как будто животным была именно я со своими разносолами, капризами, бесчисленными гастрономическими гидами, планированием каждого путешествия вокруг посещения ресторанов и неспособностью быстро съесть сэндвич на углу, чтобы просто погасить чувство голода.
Karina_Dobrotvorskaya,_President_&_Editorial_Director_Brand_Development,_Condé_Nast_International
Карина Добротворская

Добротворская рассказывает, как насильно прививала гурманские вкусы своим сыну и дочери, которых буквально тошнило от устриц и улиток.

Мы водили детей в мишленовские рестораны лет с трёх—четырёх. Помню, как в ресторане Янника Франка в отеле «Château Saint-Martin» в Вансе (кажется, тогда Франк только получил вторую звезду) мои дети терпеливо съели всё, что им подали в чуть сокращённом гастрономическом сете, включая улиток и устрицу. Мы с мужем всегда слегка хитрили: говорили, что шеф наблюдает за едоками через специальное отверстие в стене и страшно страдает, если кто-то плюётся или отодвигает тарелку. Когда подали базиликовый сорбет, дети с покерными лицами поковырялись в нём, потом вежливо попросились выйти на минутку. Позже они признались, что бросились в туалет, где их немедленно вырвало — и улиткой, и устрицей, и базиликовым сорбетом. Так что воспитание их гастрономических чувств не было гладким.
Karina_Dobrotvorskaya,_President_&_Editorial_Director_Brand_Development,_Condé_Nast_International
Карина Добротворская

Автор колонки пишет, что отказ от гурманства для неё является противопоказанием для любых отношений с человеком.

Однажды я была влюблена в не-гурмана, который довольно успешно притворялся гурманом. Вечером он мог пойти со мной в гастрономический ресторан и поднимать к небу глаза, смакуя осьминога под соусом из фуа-гра. А ночью пробирался к холодильнику в поисках куска колбасы из супермаркета. Стоит ли говорить, что этот роман закончился так, как кончаются все отношения, построенные на лжи. Может быть, на необитаемом острове мы были бы счастливы. Хотя наверняка поругались бы по поводу степени прожарки пойманного в лесу кабана (я бы настаивала на rare, а он хотел бы well-done).
Karina_Dobrotvorskaya,_President_&_Editorial_Director_Brand_Development,_Condé_Nast_International
Карина Добротворская

На колонку обратила внимание кулинарный критик и блогер Ника Белоцерковская и опубликовала подборку лучших, по её мнению, цитат.

И блюющие базиликовыми улитками покерные детишки, конечно. Аааа, да всё, всё, всё на цитаты! Карина, умоляю, ну напишите уже про е***!
14141727_1414501645232038_819056813408561603_n
Ника Белоцерковская

Пользователи фейсбука активно комментируют колонку на странице издания и под постом Белоцерковской, они удивлены таким подходом к воспитанию детей и осуждают Карину Добротворскую.

Cреди комментаторов — жена Сергея Шнурова, Матильда, блогеры предлагают ему написать песню по мотивам колонки о детях, которых тошнит от устриц.

shn

shn1Дочь Добротворской, четырнадцатилетняя Соня Тарханова, ещё в июле рассказывала в журнале Allure, как мать, увлечённая идеей похудения, приучала их с братом к здоровому питанию: детям можно было только диетическую еду, никаких сладостей и белого хлеба.

Когда родители брали нас в ресторан, официанты часто предлагали нам что-то вкусное, но мы всегда смотрели на маму. Она могла кивнуть («можно!») или покачать головой («спасибо, но они только что поели»). Как правило, она специально просила не подавать хлеб — а хлеб мы любили больше всего на свете! Мамин укоризненный взгляд имел огромную силу. Если в гостях она видела, что мы быстро уплетаем что-то особенно вредное за детским столом, она смот­рела так, что кусок застревал в горле.
18b2e04f64b2d58e6a1a31155e4b630b
Соня Тарханова

Няни и домработницы иногда готовили для Сони и её брата Ивана макароны с сыром, а Доробтворская думала, что это ест только прислуга. Во время летнего отдыха в Черногории ребята могли сами покупать «вредную» еду: бургеры, чипсы, мороженое. Но после поездки в Индию Карина Добротворская выбросила из дома всё вредное и семья перешла на индийскую кухню.

Индийскую кухню мы с братом невзлюбили — к маминому разочарованию. Обсудив серьёзность положения, мы решили, что надо объединять наши ресурсы и на все карманные деньги покупать не игрушки (их-то всегда можно было­ у родителей выпросить), а еду. Булочки,­ печенье, конфеты, киндер-сюрпризы и шипучки мы прятали под кроватями или в дальних ящиках. Мороженое старались проглотить прямо на улице, даже если было очень холодно. Одноклассники не понимали, почему нам надо, набив карманы сладостями, побыстрее бежать домой, чтобы успеть припрятать всё до маминого прихода. Хотя да, шоколад был нам всё-таки разрешён, но в отвратном виде. Мой любимый божественный молочный шоколад был очень дальним родственникoм тому 99-процентному куску асфальта, который лежал в корзинке для сладкого.
18b2e04f64b2d58e6a1a31155e4b630b
Соня Тарханова

Карина Добротворская руководит отделом развития издательского дома Condé Nast International, который занимается выпуском известных мировых глянцев Vogue, New Yorker, GQ и Vanity Fair. В 2013 году она выпустила книгу «Блокадные девочки», в которой собрала интервью женщин, переживших голод во время блокады Ленинграда.

В мае блогеры обсуждали интервью Светланы Бондарчук журналу Tatler, которая рассказывала, как её «побросала жизнь», и жаловалась, что после развода с мужем Фёдором Бондарчуком ей пришлось переехать  в квартиру на Патриарших прудах  площадью 300 квадратных метров.

А в октябре 2014 года статья дочери топ-менеджера ОНЭКСИМ Марии Байбаковой о том, как нужно обращаться с прислугой, вызвала такую волну возмущения, что ей пришлось объясняться в фейсбуке. В тексте под заголовком «Увольнять прислугу надо быстро и при свидетелях» говорилось о том, что главная ошибка — «подружиться с кем-то из стаффа и начать воспринимать этого человека как члена семьи», а также начать делиться с персоналом историями о своей жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!