«Могилка» MDK или «Шарли Эбдо» по-русски

Издевательский пост MDK про смерть Жанны Фриске стал главным скандалом недели. Medialeaks решил выступить в защиту опального паблика. Автор: Станислав Елисеев.

В ночь со вторника на среду умерла Жанна Фриске. Это печальное и трагическое событие. Печальное, потому что умерла молодая женщина, которая должна была жить долго и счастливо. Трагическое, потому что она умерла от страшной болезни — рака головного мозга. Она была успешной и знаменитой, ее лечили в лучших клиниках мира — ее смерть для больных с тем же диагнозом прозвучала как приговор.

Буквально через пару часов после того, как стало известно о смерти певицы, в популярном сообществе MDK появилась картинка, в которой издевательски обыгрывается первая строчка из, пожалуй, самой известной песни Фриске.

Читайте на Medialeaks: 10 идей новогодних подарков, которые точно понравятся

mdk

«Ад и дно!», «Нельзя же так!» — самые мягкие комментарии пользователей. Вокруг публикации началась настоящая война. Картинка появилась ночью, но к утру уже все соцсети дымились от ненависти к авторам провокационного демотиватора.

В тот же день на Change.org некто Яна Кудрявцева повесила петицию с требованием от Генпрокуратуры запретить деятельность MDK за оскорбление и экстремизм. Обращение за сутки подписало больше ста тысяч человек. Случай, кажется, небывалый в новейшей истории гражданской инициативы.

Сама картинка провисела до вечера 16-ого июня, была в итоге удалена администрацией «ВКонтакте», что оказалось, впрочем, уже неважно, поскольку ее перепостили десятки тысяч раз.

Депутаты, как правило, игнорирующие общественное негодование, включились в кампанию. Иосиф Кобзон, Мария Кожевникова и Михаил Маркелов, как пишут «Известия», уже обратились к главе Роскомнадзора Александру Жарову с просьбой добиться закрытия популярного «ВКонтакте» сообщества. Парламентарии пообещали, если понадобится, «дойти до Путина».

Руководство MDK, конечно, давно нарывалось. Внешне это концетрация всего того, за что взрослый приличный человек должен ненавидеть «ВКонтакте»: тупые шуточки для «школоты» про секс, учебу и «пр…анное лето». Фирменный стиль — ничего святого.

На самом деле все еще хуже. Сообщество с 6,7 млн подписчиков — это не просто какая-то там группа в соцсети, это креативно-рекламное агентство, коммерческое предприятие. Вставляя в посты рекламу, владельцы в буквальном смысле наживаются на низменных, так сказать, позывах своих юных читателей.

Шутки про мертвых — это драйвер развития продаж. Один из основателей и владельцев паблика Роберто «Енотов» Панчвидзе говорит так: «Да, у нас бывают посты в дни смерти, — например, Бодрова или Цоя — в которых мы о них очень жёстко отзываемся. Провокации собирают мало лайков, но много обсуждений. <…> Люди отписываются, но статистика растёт, провокация приводит народ».

История с «могилкой» Фриске в итоге выстрелила мощно, это видно на графике, который опубликовал Панчвидзе.

stasmdk

Но вряд ли авторы ожидали, что реакция окажется не взрывной, а термоядерной.

При этом, Панчвидзе, кажется, искренне не понимает, почему общественность на него так неистово ополчилась  и не считает публикацию оскорбительной.

В интервью «Комсомольской правде» он говорит: «Если я умру, а люди будут смеяться над этим, мне будет уже все равно» — наивная логика рационального человека.

Выросший в открытой медиа-среде соцсетей, основатель паблика, видимо, недооценил, насколько развит в России культ смерти. В якобы атеистическом СССР почитание вечно живых вождей и воинов заменило религию. Для постсоветского человека уход из жизни остается единственным сакральным событием, это действительно — святое.

История с «могилкой» Жанны Фриске на MDK оказалась российской вариацией обложки с Мухаммедом французского журнала «Шарли Эбдо». Только у нас все наоборот: само общество готово расстрелять шутников, а на улицу в защиту провинившегося паблика не выйдут даже самые его горячие поклонники.

Интересно, что по какому-то странному совпадению этот скандал происходит именно на фоне скоропалительного принятия закона о «праве на забвение» в интернете. Начавшись с претензий Сюткина к Lurkmore, по поводу издевательского мема, законопроект, очевидно, должен запретить обсуждать парик Кобзона, «шубохранилище» Якунина, но, главное, видимо, удалить уже к чертовой матери все эти протоколы Марины Салье.

Настроения неравнодушных граждане совпали с интенциями депутатов и власти вообще, которая, ненавидит интернет именно за то, что там над ними смеются, принижают, ставят на одну доску с простыми людьми. В интернете любой может обозвать большого государственного мужа «вором и убийцей» и даже какие-то гнусные фактики к этому тезису приделать.

Мне лично не нравится MDK. Да, по-моему, их шутки обычно чересчур тупые и пошлые, а их скабрезность за гранью добра и зла. Шутка про «могилку» — идиотская, а попытка заработать на этом — омерзительна (хотя все медиа делают это, чего уж там), но это не значит, что это надо запрещать.

Юмор MDK это воплощение интернет-свободы и карнавальная культура в чистом виде, а не кастрированный КВН-Comedy Club. Карнавал — это праздник тотального непослушания. Нас унижает нищета и недостаток секса, над нами издевается власть, нас убивают болезни, возраст и войны, мы все боимся смерти — зато мы можем над этим от души поржать. Смех — это свобода доступная каждому.

Нельзя указывать, кому, как и над чем смеяться. Нельзя выставить законодательно рамки иронии, придумать общественный кодекс сатиры, штрафовать за несоблюдение правил хорошего юмора. Как и про что острить, над чем смеяться — сугубо личный выбор. А не нравится сайт — в углу окошка есть крестик.

В общем, впору писать Je Suis MDK.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.