«Следят, чтобы ученики не шевелили губами». Как российские школьники пережили ужесточение правил ЕГЭ в 2017 году

Сдавшие последние этапы ЕГЭ российские школьники рассказывают об ужесточении правил экзамена: перед испытанием их досматривают с металлоискателем, весь процесс записывается на видеокамеры, а по пункту проведения экзамена (ППЭ) можно передвигаться только в сопровождении организатора. Пережившие ЕГЭ выпускники и организатор рассказали Medialeaks, насколько строго соблюдались правила, как много людей удалили за нарушения и можно ли было списать на экзамене.

Анастасия Ющук (имя изменено), организатор на ППЭ

Я работаю организатором ЕГЭ третий год. В школе учителей, которые могут работать в этом качестве, заносят в специальную базу и потом случайным образом распределяют по ППЭ. Всё происходящее в аудитории записывается на камеру, но идёт только видео без звука, поэтому следят, чтобы ученики не шевелили губами. Любой неправильный поворот головы, взгляд под парту расценивается так, будто ученик уже списывает.

За эти три года процедура сильно ужесточилась, они постоянно выдумывают что-то новое. Например, на информатике ученики обязаны расписаться, что они ознакомлены с правилами использования компьютера на экзамене. Так вот, теперь листок, в котором они расписываются, может передавать только организатор. Если один выпускник по инерции передаст список другому, то это будет нарушением процедуры и школьника даже могут удалить за это с экзамена. Ручку или линейку передать другому тоже нельзя.

В моём ППЭ организаторам не отмечали мелом место на полу, где они должны стоять, но я легко могу себе это представить. Потому что если организатор, который проводит инструктаж, нечаянно заслонит перед камерой какого-то ребёнка, то председателю государственной экзаменационной комиссии сразу же звонят и сообщают об этом. Организаторы могут получить выговор. Видимо, так делают в тех школах, где уже не раз такое случалось, и директора просто решают перестраховаться.

#ППЭ #бедныестаршеклассники

Публикация от Alaric iPhone (@alariciphone)

Раньше на экзамен можно было брать с собой воду в бутылке и еду, например, шоколад. Теперь еду могут принести только дети с ограниченными возможностями здоровья. И те оставляют её у дежурных перед аудиторией и выходят туда поесть. Воду можно набрать только из кулера — это правило ввели, кажется, в прошлом году.

В этом году девятиклассник из школы, в которой я работаю, умудрился притащить на экзамен целый планшет, с которым его и засекли. Ученика удалили с экзамена, но теперь выговор получат и директор школы, и даже классный руководитель. Якобы школьник не знал, что нельзя приносить с собой технику на экзамен, а не предупредил, конечно, классный руководитель. В моём ППЭ никого с экзаменов не удаляли.

Организаторам платят 300 рублей в час, но это очень тяжёлая работа — могут уволить с основной работы за любой промах. Я знаю, что в этом году уже уволили двоих. Одного за то, что он забыл выложить из кармана телефон и он зазвонил в аудитории. И так происходит каждый год.

Школьники, конечно, сильно боятся из-за всей атмосферы. С другой стороны, сейчас гораздо меньше стали списывать. Выпускники знают, что если их засекут на экзамене с телефоном, то в этом году они уже никуда не поступят. Я считаю, что это повышает шансы детей из глубинки на то, что они смогут поступить в хорошие вузы. С другой стороны, камеры пока есть не везде. До сих пор некоторые выпускники с юга приезжают в Москву со 100 баллами по русскому языку, а в итоге вообще не могут на нём говорить. Но это теперь бывает гораздо реже.

Марина Легоньких, школьница из Хабаровска

Металлоискателями проверяли. Насчёт телефонов я не знаю, по-моему, из моих знакомых никто не проносил. Моих одноклассниц обыскали на экзамене по обществознанию и отобрали шпаргалки, но меня никто не обыскивал. В туалете могли спокойно собраться четыре человека и обсуждать задания. У одного парня на металлоискателе ручка запищала. На некоторых экзаменах не полностью проводили металлоискателем, а только до пояса, поэтому, наверное, кто-то мог пронести телефон.

Когда мы выходили, у нас проверяли, чтобы все разрешённые предметы оставались на экзамене, чтобы даже ручки не выносили. Следили строго. Даже до самого экзамена в некоторых школах говорили, чтобы мы не разговаривали до инструктажа, хотя, по сути, нас должны были пускать погулять или поговорить. В туалет пускали только по одному, а в конце экзамена по два человека начинали пускать. В туалет организаторы вроде как не заходили. Было две камеры.

Были мелкие нарушения со стороны организаторов. На одном экзамене у всех нас собрали паспорта, хотя не имеют на это права. Никого из моих знакомых с экзамена не удаляли — я не знаю таких случаев. К репетиторам я не ходила. Вообще нас в школе готовили хорошо — особенно к русскому. Русский язык и обществознание были очень лёгкими. Ну и реально соответствовало тому, что говорили в начале экзамена: все задания из школьной программы. А в математике точно есть парочка заданий олимпиадного уровня.

Жаркое утро, мурашки по коже Модные мальчики, девочки тоже Сегодня у нас праздник большой Обыск, проверка, дальше конвой. Тишина вокруг, камеры в углах На ЕГЭ узнал, что такое страх Тишина вокруг, камеры повсюду Мама, я прошу, забери отсюда! ЕГЭ пролетит, только не скоро Забудем минуты большого террора Они будут сниться много ночей За что ненавидите вы так детей! #ЕГЭ#2017#спасибо_все_свободны

Публикация от kseniya neverova (@neverovakseniya)

Я думаю, все брали шпаргалки. Большинство из нашего класса делали маленькие блокнотики и записывали туда всё. Правда, блокнотики не особо помогли, хотя там были все формулы. Кто-то прятал их в лифчике, кто-то просто в карман, потому что их не обыскивали. Кто-то даже пронёс в туалет вариант прорешенный пробный, но это не те задания, которые у нас были. Ещё один парень рассказывал, что его друг всю руку исписал формулами, надел рубашку с длинными рукавами, а в туалете закатывал рукав и так списывал. В туалете валялось немного шпаргалок — только на математике.

Обстановка на ЕГЭ и весь этот тоталитарный контроль пугали — особенно на математике, потому что это был экзамен, к которому я больше всего готовилась, и с математикой у меня очень плохо было в школе. Поэтому когда я увидела задания и поняла, что не могу их решить, то начала плакать. Кстати, организаторы подходили: сначала первый, потом через минут 15 второй. Спрашивали, всё ли хорошо.

Сильно напрягало, что некоторые организаторы не разрешали выходить до начала инструктажа. Так ещё сложнее: даже с друзьями перед экзаменом не поговоришь. Многие, кто попал в разные аудитории, договаривались о встрече, например в 12.20, и выходили в туалет. Наблюдатели не могли зайти в туалет. Это по моему опыту, потому что у одноклассниц же отобрали как-то шпаргалки. На математике меня тоже спалили со шпаргалкой, но не отобрали: организатор просто улыбнулся.

Я хотела поступать в академию им. Скрябина, но мне баллов не хватит. Поэтому пока не знаю.

Владислав Саяпин, школьник из Елани, Волгоградская область

Я сдавал английский, обществознание, русский, математику — базу и профиль. К английскому готовился с учителем на консультациях, к математике, профилю — к репетитору ходил. К обществу не готовился, только на уроках.

Металлоискатели были во всех пунктах проведения, камеры тоже везде были. Списать было нельзя в аудитории, потому что камеры. Плюс там сидел тот, кто наблюдает за тобой. В общем, сопровождающий.

Они сидели и стояли, ходили по аудитории. Когда тебе нужно выйти в туалет, они тебя выводят, отдают другому сопровождающему, и он тебя сопровождает до туалета. Во время проведения экзамена просто так одному нельзя было ходить, только с сопровождающим. У меня есть много знакомых, которые говорили, что их одноклассники, друзья смогли пронести телефон.

Английский язык мы сдавали в Волгограде, потому что в нашем районе было мало выпускников, которые выбрали этот экзамен. Волгоград в 360 километрах от моего посёлка, на машине ехать в одну сторону пять часов. В первый день сдавали письменную часть, во второй день — устную. Я и ещё один одноклассник остались ночевать в Волгограде, а третий возвращался домой и на следующий день вместе с классным руководителем снова ехал в Волгоград пять часов на машине, которую предоставила администрация посёлка.

Для меня самым сложным экзаменом было обществознание. Потому что я ему уделял меньше времени, чем другим предметам. Пока что я знаю баллы только по обеим математикам: базовая у меня сдана на четвёрку, профильная — на 45 баллов. Это немного, но я планирую поступать на факультет экономической безопасности. У них нет бюджета, поэтому для меня главное — перейти порог и набрать средний балл.

Мне не было сложно психологически из-за надзора. Я просто делал задания и не отвлекался на сопровождающего в аудитории. Иногда, когда они подходили, смотрели рядом с тобой, вот тогда ощущалось какое-то давление. Я не видел, чтобы парни переживали, но видел, что некоторые девочки плакали, когда выходили. В ППЭ, где был я, никого не удаляли. Может, такое и было, но точно не в моей аудитории.

Дарья Русских, школьница из Новосибирска

Самое страшное, на мой взгляд, это определиться с будущей профессией. В начале 11 класса я выбрала много предметов, потому что не знала, куда пойду. В конце концов, я сдавала математику — оба уровня, русский язык, биологию и химию. Сама процедура проведения не страшна, все взрослые понимают детей, стараются подбодрить. Меня больше всего тревожило содержимое конвертов с заданиями, но, как показала практика, и там ничего страшного нет. Если ты готов, то всё будет по силам. Волнительно — это ждать результаты.

Не скажу, что было как-то психологически сложно… Все ждали этого, все знали, что это будет. Для меня это было обычной процедурой. У меня, конечно, на металлоискателе пикало всё, не знаю вот только почему. Видимо, это были лямки бюстгальтера. Тогда я как-то заволновалась. Проверяла женщина, и она спросила: «Что у тебя там?» У меня ничего не было, совсем! Думаю, телефона у меня нет. На белье вот эти железки, они, видимо, побрякивали. Я говорю: «На бюстгальтере, скорее всего», — потому что пикало, когда проводили по лопатке. Она: «Ну ладно». Мне запомнилось, потому что проверяющая так удивлённо меня спросила. Господи, что у меня может быть на лопатке?! Ну, наверное, телефон!

А так… Обычно проходишь — всё нормально, люди вовсе не звери и никакие не изверги. Проходят спокойненько, проверяют.

Мне так выпадало, что почти везде я сидела за первой партой. Есть эта камера и есть — меня лично она не смущала. Я пришла, чтобы написать. Тишина, меня ничто не отвлекает: ни видеокамеры, ни учителя, ни ребята. Я знала, что будут камеры и металлоискатели, и смирилась.

Не знаю, проносил ли кто-то телефон: я сидела за первой партой. В туалет запускали нас по одному… Поэтому не знаю — по крайней мере, я ничего не заметила. Может, кому-то что-то удалось, но это на их совести. В моей школе и в моём ППЭ никого не удаляли. Была только одна девочка, она очень сильно плакала под конец экзамена, очень сильно рыдала. Ей организатор сказал: «Ну ты запиши хоть, что у тебя есть». Она говорит: «У меня ничего нет», — и рыдает.

Честно говоря, я ещё не знаю, куда буду поступать. Всё зависит от результатов. Вообще планирую в медицинский, но это видно будет.

Кристина Соколова (имя изменено), школьница из Москвы

Наблюдатели проверяли нас очень даже хорошо, но не везде было так. Знаю ребят, которые смогли протащить телефон! Шпоры делали практически все, но не пользовались. Не знаю почему. Наблюдатели очень хорошие: за дисциплиной следили, строгие, но приветливые.

Я написала математику, обществознание, русский, биологию и химию. Самым сложным для меня экзаменом была химия. Химия с её органикой — это для каждого, наверное, сложновато. Да и как бы ни звучало, я готовилась сначала к сочинению (декабрь), а потом уже к химии, биологии и обществознанию (пять месяцев). Не особо хватает времени для хорошей подготовки.

На химии было сложно и потому, что я не увидела часть заданий. Напечатали часть С на обратной стороне таблицы Менделеева, которую я не перевернула! У всех знакомых спрашивала, сказали, что долго искали, в конверте смотрели, вдруг лист не достали, некоторые вообще не нашли! Главный организатор сказал, что нельзя ничего сделать. Мол, надо было внимательнее всё смотреть, вертеть, крутить. Я там чуть ли не плакала, но потом успокоилась.

Когда сдал #егэ

Публикация от delirium (@ladakakada)

В аудитории пользоваться шпаргалками было нельзя. Да и в туалете не особо, там наблюдатели ходили, смотрели. Но в туалете можно ведь было спросить у девочек — если повезёт и если они там будут. Я спрашивала, у меня тоже спрашивали. С разных аудиторий нас выпускали по одному, а заходили мы вместе.

Ещё в ППЭ я сфотографировала сборник заданий для подготовки к ЕГЭ, который выбросили в мусорную корзину — от счастья. Телефон сопровождающая отдала после экзамена. (Прим. Medialeaks: выпускники должны оставлять все запрещённые вещи за территорией ППЭ, пользоваться телефоном там можно только в штабе начальника ППЭ).

Из моей школы с экзамена никого не удаляли, а в ППЭ одного человека удалили. Было довольно строго: первые пять минут кипиш просто, а потом всё ок. Я планирую поступать в мед.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!