«Так за счет государства становятся миллиардерами». История краха «Внешпромбанка», обслуживающего чиновников и госкомпании

«Внешпромбанк», работавший много лет с крупнейшими госкомпаниями и чиновниками, неожиданно оказался на грани краха после проверки ЦБ. Его глава Лариса Маркус, которую характеризуют как опору всей организации, арестована. Что же могло произойти в одном из крупнейших банков России, который, возможно, помогал «за счет государства становиться миллиардерами», рассказали «Ведомости».

Как пишет газета, среди клиентов «Внешпромбанка» (ВПБ) были крупнейшие госкомпании и госструктуры: «Роснефть», «Роснефтегаз», «Транснефть», Олимпийский комитет России (ОКР), структуры Русской православной церкви (РПЦ). На 1 ноября «Роснефть» держала в банке около 10 млрд руб., «Роснефтегаз» – 6 млрд, «Транснефть» 9 млрд руб.

«Внешпромбанк» занимал 34 место в списке крупнейших банков России по размерам активов (283 млрд руб., данные «Интерфакс-ЦЭА»). А в конце декабря он внезапно оказался на грани краха: ЦБ назначил временную администрацию, а 22 декабря ввел трехмесячный мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Президент банка Лариса Маркус арестована по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. ЦБ может лишить банк лицензии или санировать.

Банк в отчетности в качестве мажоритарных владельцев всегда указывал основателя и бессменного президента Ларису Маркус (на октябрь у нее было более 8%, еще около 1% – у ее брата Георгия Беджамова), известного финансиста Александра Зурабова (около 8%, в прошлом Зурабов президент банка «Менатеп», председатель совета директоров банка «Русский стандарт» и финансовый директор «Аэрофлота»), а также Николая Чилингарова, сына известного полярника, политика, члена совета директоров «Транснефти» Артура Чилингарова (менее 1%).

Серьезные проблемы, которые приблизили банк к краху, стали неожиданностью даже для акционеров.

«Маркус нашла инвестора и абсолютно уверенно мне говорила, что все проблемы решаются, она их все закроет», – говорил газете Зурабов, признаваясь, что даже не вывел собственные средства из банка.

Не знал о происходящем и один из крупнейших клиентов банка — «Транснефть». В компании узнали о проблемах банка только после сообщения о вводе временной администрации, рассказал газете представитель.

Деятельность банка держалась в основном на депозитах нескольких крупных компаний, в том числе с госучастием, рассказал газете замдиректора рейтингового агентства Standard & Poor’s (S&P) Сергей Вороненко. Серьезный рост в банке произошел после 2008 года, когда появилось все больше таких клиентов.

«Условия обслуживания, процентные ставки в банке были не сильно лучше, чем в среднем по рынку. Создавалось впечатление, что у Маркус есть связи», – рассуждает Вороненко.

Один из финансистов, знакомых с Маркус, говорит, что когда он спрашивал, откуда у банка такой клиент, она отвечала: «потому что я здесь». По его словам, женщина рассказывала, что все ее связи пошли с первого места работы. В 1975 году она начала работать в Министерстве морского флота, в 1989 году перешла в Морской акционерный банк. Через пять лет она решила, что готова на свой проект, и в 1995 году появился ВПБ с уставным капиталом в 6 млн рублей. Крупные клиенты начали появляться практически сразу же.

22

Что же могло произойти с банком?

«У нас пока нет полной картины, что произошло, – говорит Вороненко из S&P. – Потому что до 1 декабря в аудированной отчетности ВПБ не было существенных признаков значительного ухудшения его финансового положения за исключением роста начисленных, но не полученных процентов».

S&P этот факт беспокоил, так как по РСБУ у банка этот показатель за 2015 год вырос более чем в 2 раза примерно до 15 млрд руб. В то же время отчетность по МСФО у банка «сравнительно хорошая, даже существенно лучше, чем у сопоставимых банков-конкурентов», говорит эксперт.

У ВПБ была даже слишком красивая отчетность для крупного банка, говорит другой финансист, изучавший деятельность банка. Несмотря на активный рост портфеля с 2008 года, у банка было меньше 1% проблемных кредитов – и это в условиях кризиса, он всегда был прибыльным, а ликвидные активы превышали 30%, перечисляет он.

Рецепт красивой отчетности был прост.

«Против средств крупных компаний вроде «Транснефти», Новороссийского морского торгового порта (НМТП) в активах ВПБ отражались корсчета в иностранных банках, – говорит управляющий директор по банковским рейтингам рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА») Станислав Волков. – Банк объяснял, что держит средства на корсчетах в банках-нерезидентах, по которым практически нет процентных доходов, на случай оттока денег крупных клиентов».

Когда осенью прошлого года ЦБ проверил существенную часть кредитного портфеля ВПБ, у регулятора возникли вопросы ко многим заемщикам, продолжает он: «ЦБ заподозрил, что кредиты на сумму свыше 10 млрд руб. выданы техническим компаниям, и потребовал доначислить резервы более 6 млрд руб.».

После этого предписания ЦБ крупные клиенты стали выводить активы из банка, ударив таким образом по его ликвидности.

Сейчас клиенты банка обнаружили,  что у них на счетах пропали крупные суммы. При этом они не верят, что Маркус могла просто забрать их себе. Причина могла быть в другом.

Один из собеседников «Ведомостей» рассказывает, что существует распространенная схема при работе банков с чиновниками и депутатами: когда госклиенту нужно купить, к примеру, недвижимость за 500 млн руб., а его официальный доход не превышает 2 млн руб., на клиента оформляется кредит, чтобы не возникало вопросов, откуда у чиновника деньги. А корпоративная кредитно-депозитная схема, когда кредиты оформлялись на компании, позволяет выводить средства госорганизаций по поручению и в личных интересах чиновников – может, даже на покупку приватизируемых активов.

«Так за счет государства становятся личными миллиардерами», – говорит собеседник газеты.

Сейчас в банке обнаружена дыра в чуть ли не 240 млрд руб. Цифра шокировала других акционеров.

«Это немыслимо! — комментирует Зурабов. — Я не знаю, удалось ли временной администрации свести реальный баланс».

Не знает о цифрах и Чилингаров. Он говорит, что заходил в банк, видел там временную администрацию и знает, что «вроде как» на этой неделе должно быть принято решение о судьбе ВПБ: «Это крайний срок. Ждем, что будет с банком».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

















Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!