«Я говорил об угрозе». 5 главных мыслей художника Павленского из тюрьмы

Художник Петр Павленский, который поджег дверь здания ФСБ на Лубянке, за что обвиняется в вандализме по мотивам идеологической ненависти, рассказал, что хотел сказать своей акцией, почему не побоялся ее осуществить, о чем он говорил с оперативниками спецслужбы, и как к нему отнеслись в «Бутырке». Medialeaks собрал самые яркие мысли и высказывания художника.

Интервью опубликовано на сайте «Радио Свобода», которое оговорилось, что через систему «Росузник» вопросы не прошли цензуру, но передать письмо все-таки удалось, а вскоре — и получить от Павленского ответы.

Об акции

Павленский говорит, что хочет привлечь внимание людей к угрозе растущего влияния спецслужбв России, вспоминая времена становления СССР.

«В этой акции я говорил об угрозе. Угрозе, исходящей от террористической организации. Эта организация в разное время имела разные имена: НКВД, ОГПУ, КГБ, ФСБ. Организация удерживает власть методом непрерывного террора. Этот метод затронул и жертв красного террора, и все переселенные народы. Колонизированные страны бывшего советского блока, чеченский и украинский народы – это из того, что было совсем недавно. (…) Есть люди, дела против которых сфабрикованы сегодня. Это Сенцов и Кольченко, это Стомахин и так называемое АБТО».

О страхе

По словам Павленского, он пытается противостоять страху общества перед возможным усилением политического режима в стране, предрекая угрозу диктатуры в стране.

«Боюсь я того же самого и так же, как и все из 146 миллионов, кто обусловлен тем же социальным рефлексом. И всем, кто разделяет мои взгляды, я бы сказал только о том, что мы должны пересмотреть наше отношение к животному инстинкту страха. С помощью этого инстинкта аппараты власти управляют нами и лишают нас жизни. (…) Этот инстинкт работает против нас, он позволяет угрозе разрастись до столь неимоверного состояния, что с ней уже ничего поделать будет нельзя».

Об оппозиции

– Вам нравится кто-нибудь из оппозиционных политиков?

– Нет.

О ФСБ

Павленский рассказал, как у нему приходили сотрудники спецслужбы, вели диспуты, и даже признает, что кое-где ему пришлось уступить, а где-то он наоборот сумел переспорить сотрудников.

«Меня никто не пытал, давлением была их методика вести разговор. Это интересно, потому что было очевидно, что их специально этому учили. Их трое, они говорят один за другим, любое утверждение они опровергают фактами, которые в момент разговора проверить невозможно. Просто на всё у них припасены заготовленные опровержения. И постоянно быстро переходят с темы на тему. В общем, давят количеством голосов, мнений, фактов и тем. Очевидно, что они были эрудированы и подготовлены к разговору о политическом и социальном контексте происходящего».

Об отношениях с арестантами

Ранее СМИ сообщали, что Павленский мог быть ВИЧ-инфицированным, но его адвокат это опровергла в разговоре с Medialeaks, говоря о попытках дискредитировать художника перед обществом. Сам автор нашумевшей акции говорит, что проблем с сокамерниками у него нет.

«С арестантами есть о чем поговорить, поэтому отношения складываются хорошие. То есть в большинстве люди здесь все понимают и поддерживают. Я говорил с разными людьми, и этого уже достаточно, чтобы составить адекватное представление. Поэтому, как я уже говорил, если появится информация, что у меня неожиданно случился инфаркт, или я решил прекратить жизнь суицидом, или у меня разногласия и конфликты с арестантами – то всё из вышеперечисленного дело рук и месть ФСБ. А исполнители – это их внутренние пособники. Ничего подобного ни моими руками, ни руками порядочных арестантов сделано быть не может».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

















Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!