5 примеров того, как соглашение с Ираном может ухудшить положение России

«Шестерка» международных посредников и Иран подписали соглашение по ядерной программе Исламской республики. Несмотря на ключевую роль отечественной дипломатии в этой договоренности, парадоксальным образом именно для России этот успех может обернуться усугубления целого ряда проблем. Автор: Станислав Елисеев

В соответствии с общими условиями документа, Тегеран согласился приостановить две трети мощностей по обогащению урана. В обмен на это со страны будут сняты санкции в области нефтяного и банковского секторов, действующие много лет. В частности, США разморозит $100 млрд, принадлежащих Ирану.

Соглашение по ядерной программе Ирана в контексте борьбы за мир во всем мире, дружбу между народами, развития прогресса и всеобщего процветания — это прекрасная новость. Без сомнений, это большая победа ведомства Сергея Лаврова, поскольку оно все эти годы убеждало Запад, что Иран разрабатывает ядерные технологии исключительно в мирных целях, однако политэкономические последствия этого события могут отказаться весьма неприятными для России.

Падение цен на нефть и курса рубля

Сегодня на открытии торгов Московской биржи курс доллара и евро вырос сразу на полрубля. Да, к вечеру ситуация вернулась к исходным данным, но показательно то, что новость о договоренности с Ираном тут же привела к падению цен на нефть, от которых напрямую зависит курс рубля. Основные бенчмарки нефти Brent и WTI потеряли во вторник более 2%: первая стоит уже $56,6, вторая меньше $51. Дальше, скорей всего, будет хуже.

Из-за санкций ЕС и США суточная нефтедобыча в Иране сократилась с 3,6 млн баррелей в 2011 году до 2,6 млн баррелей в 2014-м; экспорт нефти из страны упал до 1 млн баррелей в сутки (в основном она идет в Китай). В Иране рассчитывают, что в случае снятия западных санкций смогут в течение полугода нарастить экспорт углеводородов в два раза. Помимо того, что Саудовская Аравия собирается и дальше увеличивать добычу и экспорт, на рынок придет огромный объем иранской нефти. То есть цены будут продолжать падать.

Сокращение на рынке нефти Европы

Но дело не только в ценах. По данным Bloomberg, Иран — основной конкурент России на нефтяном рынке Европы (хотя и про Китай забывать не стоит). После того, как в 2012 году Евросоюз ввел эмбарго на импорт иранской нефти, ввоз российского сырья в Европу увеличился более чем в два раза.

Сейчас власти европейских стран пытаются снизить зависимость от российских углеводородов. Вполне вероятно, что в ЕС захотят вернуть Тегерану не только старые контракты, но и, возможно, попробуют отдать часть российских. Если упадут и цены, и сократится рынок, это не замедлит сказаться на российской экономике.

Потеря позиций в самом Иране

Отношения с Ираном у России традиционно скорее плохие, чем хорошие. Российская империя отобрала у шахиншахов Армению и Азербайджан (Туркманчайский договор составил Александр Грибоедов, которого потом из-за этого убили в Тегеране). Потеря Закавказья до сих пор воспринимается страной, как одно из крупнейших в истории национальных унижений.

В 80-ых Советский союз активно поддерживал Ирак деньгами, инженерами и оружием режим Саддама Хусейна, 8 лет воевавшего с Исламской республикой за ресурсы Хузестана.

Нынешняя дружба двух стран построена вокруг ядерного сотрудничества. В условиях международной изоляции только Россия согласилась делиться с ИРИ технологиями. Постройка Бушерской АЭС была осуществлена вопреки мощному давлению Запада.

Заключенное соглашение своего рода заверенная гарантия того, что Иран не собирается делать атомную бомбу. С отменой санкций в экономику страны откроется путь западным компаниям и власти смогут выбирать партнеров для технологического сотрудничества. В том числе в области атомной энергетики. Не менее важна для Тегерана и проблема разработки нефтегазовых месторождений. В этой области Россия отстает от Запада и сама с трудом обходится без его решений.

Можно было бы рассчитывать на чувство благодарности иранских властей, но то, что они нам теперь «должны», скорее, повод к охлаждению.

Тем более, что Иран — это страна с населением в 80 миллионов человек, второй после Турции экономикой в западной части Азии и крайне специфичной национально-религиозной идеологией.

Потеря международных дипломатических позиций

Власти России исповедует (на словах, во всяком случае) принцип внешнеполитического прагматизма: мол, вы сколько угодно можете не любить нас за то, и за это, но есть проблемы, которые Вашингтону и Брюсселю не решить без Москвы, поэтому мы «партнеры» (любимое слово Путин), а раз мы сотрудничаем, то волей-неволей должны находить общий язык.

Как только очередная проблема решается, исчезает еще один повод общаться с Кремлем и прислушиваться к его мнению. После Ирана из числа серьезных международных вопросов, в которых Россия играла ключевую роль медиатора, сейчас осталась, пожалуй, только война в Сирии.

Кстати, и тут мы конкуренты. Шариатский Тегеран оказывает серьезную поддержку соратникам по вере в Дамаске и имеет влияние на местную элиту. Таким образом теоретически Запад может именно по иранской линии попытаться договориться с властями Сирии о смене Башара Асада.

(Украина — отдельный случай, поскольку Кремль считает себя посредником в решении конфликта, а две другие стороны — участником.)

Конечно, пока у России есть сотни ядерных боеголовок, она будет входит в Совбез ООН. Но, как мы видим, в решении украинской проблемы это пока не слишком помогает.

Ухудшение имиджа России.

Чем меньше в мире противостояний и споров, тем, конечно, всем лучше, но, конкретно сейчас потепление между Ираном и Западом, скорее, минус для внешнеполитического имиджа РФ. Если в результате соглашения, у США наладятся нормальные отношения с персами (Европа и так к этому расположена) и те откажутся, к примеру, от антиизраильской риторики, то негативное внимание к России увеличится. В результате чего может запросто произойти расширение санкций.

Чем меньше в мире «плохих парней», тем больше претензий к тем, кто остался. Последние полтора года на Западе Россия и ее лидеры, конечно, воспринимаются, как «очень плохие парни». Если бы не «Исламское государство», то, безусловно, сейчас в западной прессе Путин изображался бы как главное препятствие на пути к глобальному миру и процветанию.

Заключение

Конечно, это один из вариантов развития событий. Вы спросите: как же так, почему тогда российская дипломатия не видит того, что может произойти? Конечно же, все эти опасность такого развития событий МИД РФ осознает, но, видимо, рассчитывает, что их удастся избежать.

Сложно предугадать, насколько успешен Кремль будет в этом. Можно только заметить, что если бы все интриги во внешней политике оканчивались тем, чего добиваются их инициаторы, то, очевидно, на Земле давно наступили бы времена счастья благоденствия. Ну или ее бы уже не было.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.









Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!