Оренбургские пчелы или Почему все хотят новостей про тверк

Что заставляет СМИ всей страны говорить об этом коротком видео? Почему эта простая и в сущности пустая тема всех так будоражит? Стас Елисеев попытался разобраться в механизмах медиа-манипуляций.

Этот нехитрый ролик — главная тема новостей уже второй день. Растерянный медведь и школьницы в полосатых купальниках своими несинхронными, но очень энергичными движениями всколыхнули широкие интернет-массы. Блогосфера загудела, сетевые резонеры детектировали неприличность и георгиевские расцветки нарядов, сам Навальный изволил репостить видео, предсказывая (или ненароком подсказывая) внимание проверяющих органов.

 

 

Опереточный городничий не замедлил явиться: Следком перестал делать вид, что расследует какое-то там якобы очень важное политическое убийство, и увлекся проверкой «группового танца несовершеннолетних».

Напрасно несчастная директриса танцевальной студии бросилась к жене городничего с заверениями, что дело происходит не в школе, что, участницам задорной постановки больше 18, а если и затесалась среди них парочка 16-летних, так это они с согласия родителей на сцену вышли (это же «возраст согласия»).

Не помогло: зоркие очи государевы усмотрели в девичьем поповерчении признаки «халатности и развратных действий», а власти города тут же и прикрыли рассадник провокационного «тверка» — танц-школу под названием «Кредо». Хорошо еще если не придерутся к тому, что это звучное слово на латыни означает буквально: «верую». А то ведь не ровен час подмостки ДК обернутся солеей и поедут горе-хореографы в Мордовию преподавать традиции Нью-Орлеана.

 

 

Всем хороша история про тверк: авторы колонок могут поупражняться в остроумии, чиновники — поговорить о падении нравов, онлайн-оппозиция — пошутить про скрепы, правоохранители — привстать на защиту устоев. Читатели рады: наконец-то в новостях обсуждают не хунту и злокозненную обаму, а юных девиц, тем более, что, как выясняется, никакие это и не лолиты вовсе, считать их симпатичными — в рамках УК. Редакторы сайтов довольны больше всех: трафик зашкаливает, сервера дымятся.

 

 

Весна близко, наступила вроде — и резонансные темы соответствуют. Сначала всем миром решали, какой цвет у платья (кстати, купальники «пчелок» часом не сине-черные?). Потом бились за право называть носительниц этих платьев молодыми жвачными парнокопытными. На прошлой неделе одна привлекательная помощница главного редактора обнажила (с грамматическим ошибками) прогнившую суть пожилых представителей оппозиции. Мохнатый шмель, жужжа, утащил 700 миллионов рублей из госбанка: согласитесь, есть в этом тоже что-то весеннее. Ему на смену  прилетели будоражащие воображение пчелы. Кто-нибудь, интересно, вообще помнит, что кроме этого происходило? Какие-нибудь серьезные новости?

В стране тем временем продолжает идти своим чередом обычная жизнь: В воскресенье в Сибири сгорела тысяча домов, во вторник Минфин потребовал повышения пенсионного возраста, госфинансистам внезапно не хватает денег на оплату госдолга (который же у нас очень маленький, разве нет?), главный фигурант расследования убийства Бориса Немцова выдержал осаду казаков Платова следователей в родовом чеченском гнезде и благополучно отчалил в Дубай, законопослушного гражданина, снявшего с забора на улице рисунок без подписи, приговорили к 240 часам общественных работ, Роскомнадзор теперь без всякого суда может читать частную переписку заявиться к любому провайдеру с целой кучей претензий и узнать все про каждого пользователя — одним словом скучища.

И натурально кажется, что это не само так получается, а нарочно объединенный think tank Администрации президента и «Известий» закидывает нас веселенькими вирусами: чтоб не загрустили читатели и писатели окончательно, чтоб не думали о том, как оказались в этом театре тоскливого абсурда, чтоб не переставали крутить беличьими лапками колесо медиа-сансары.

А нам просто хочется сделать вид, что ничего этого нет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.