«Это похоже на чудо». Как школьник Тедди Фишер дозвонился до главы Пентагона и что из этого вышло

Министр обороны США Джеймс Мэттис пообщался с школьником, написавшим ему личный номер телефона

Школьник из Вашингтона дозвонился до главы Пентагона Джеймса Мэттиса и взял у него интервью для школьной газеты, увидев в сети случайно опубликованный телефон министра — он попал в кадр, когда журналисты снимали президента США Дональда Трампа. Министр обороны лично ответил на предложение школьника и согласился с ним пообщаться, а Medialeaks приводит фрагменты из итогового 45-минутного интервью Мэттиса, чтобы показать, о чём политики высокого ранга могут разговаривать со школьниками (Спойлер: в основном о войне в Сирии и немного о России).

Министр обороны США Джеймс Мэттис попал в сюжеты новостей после того, как номер его личного мобильного был случайно опубликован (и затем удалён) в The Washington Post. Пользователи нашли стикер с номером на правительственных документах, попавших в кадр на одном из фото президента США Дональда Трампа и его охранника, переносившего бумаги американского лидера.

Высокое разрешение снимка позволило пользователям разглядеть среди бумаг номер Мэттиса, которого Трамп подписал как «Бешеный пёс», и министру начали названивать и писать все желающие. Одним из них оказался старшеклассник из Вашингтона Тедди Фишер, попытавшийся взять у Мэттиса интервью для школьной газеты. И министр ему ответил.

По словам старшеклассника, чиновник сам позвонил ему и дал интервью, увидев сообщение с просьбой ответить на несколько вопросов для школьной газеты Mercer Island High School «The Islander».

 

Всё это похоже на чудо, которое произошло после другого чуда. Я позвонил на номер, чтобы проверить, правда ли это телефон Мэттиса или это просто какая-то шутка. И там (на автоответчике) был его голос. Я решил написать ему и попросить об интервью, — рассказал Фишер каналу KING 5.

Также школьник написал министру обороны, что его номер гуляет по сети, и пожелал политику приятного дня. Троллингом это было или нет, но он сделал это в одном предложении.

«Есть ли возможность взять у вас интервью? Кстати, номер вашего личного мобильного стал достоянием общественности, хорошего вам дня!»

Мэттис откликнулся на просьбу Фишера, и в итоге интервью для школьной газеты стало 45-минутной беседой, во время которой министр поделился взглядами на участие молодёжи в политике, важность исторического опыта, а также мнением о ситуации на Ближнем Востоке.

Medialeaks перевёл часть интервью, чтобы показать, как школьник использовал свою возможность поговорить с политиком. В итоге всё свелось, конечно же, к политике и к роли России в войне в Сирии.

О важности уроков истории и том, как учиться на прошлом страны

Фишер: Какой предмет, на ваш взгляд, стоит изучать старшеклассникам, чтобы лучше подготовиться к жизни и стать политически активными и осведомлёнными взрослыми?

Мэттис: На самом деле, я много думал об ответе на этот вопрос. Я бы сказал, что независимо от того, что вы собираетесь делать, будь то бизнес или политика, свяжете себя с международными отношениями или внутренней политикой, не думаю, что что-то пойдёт не так, если вы будете продолжать активно интересоваться историей. Причина в том, что (изучая историю) вы обнаружите, что в социуме нет ничего нового, кроме некоторых технологий, которые мы используем.

Говоря о положении человека в обществе и стремлениях, мечтах, проблемах, связанных с тем, что человек является социальным животным, не живёт в одиночестве и должен взаимодействовать с другими людьми, будь то ваше школьное сообщество, другое комьюнити, штат, ваша страна, нация или международные отношения с кем-либо, история не даст вам всех необходимых ответов, но предложит много поводов для размышления и, кроме того, покажет, как другие люди справлялись (или нет) с подобными проблемами. Оглядываясь на своё прошлое, я бы хотел узнать раньше о том, что мне это пригодится в жизни, и если бы я знал об этом, посвятил бы гораздо больше времени изучению истории.

Об участии школьников в политической деятельности

Фишер: Какой совет вы могли бы дать нынешнему старшекласснику, который боится того, что видит в новостях, и обеспокоен будущим своей страны?

Мэттис: Вероятно, тут самое главное — стать вовлечённым в это. Когда вы начнёте принимать участие (в политической жизни страны), вы обретёте мужество. Вы обретёте уверенность, вы познакомитесь с людьми, некоторые из которых согласятся с вами, а некоторые — нет, и в результате вы расширите свой кругозор. Если вы это сделаете, особенно если вы при этом будете изучать историю, вы осознаете, что наша страна переживала и худшие времена, и поймёте, как она преодолела это.

Это делали лидеры, это делали педагоги, это делали бизнесмены, солдаты и политики, и когда вы будете собирать изображение из таких кусочков, вы поймёте, как двигаться вперёд. Вы перестанете быть парализованным, перестанете ощущать, как я это называю, непродуктивное беспокойство, и вы замените всё это действиями, за которыми следует продуктивный результат.

Об уважении к политическим оппонентам, кем бы они ни были

Фишер: Журнал The New Yorker приводил ваше высказывание о том, что на посту министра обороны вас больше всего беспокоит отсутствие политического единства в Америке. Как вы считаете, что нужно делать молодому поколению, чтобы улучшить политический климат в стране?

Мэттис: Думаю, первое — это не быть поспешным, характеризуя своих сограждан-американцев. Я знаю, что когда люди участвуют в гонке за должность, они должны сказать: «Я умный, а мой оппонент тупой» или «Мои идеи лучше, чем у моего оппонента». Это политика, в этом нет ничего плохого. Но у меня вызывает беспокойство то, что люди начинают характеризовать своих противников словом «тупой».

Я понимаю, что это происходит из-за того, что политика бывает грубой время от времени, но я не куплюсь на заявления тех, кто начинает называть оппонента либо сумасшедшим, либо злом во плоти. Вы и я, мы не идём на компромиссы с сумасшедшими или злыми людьми. Кроме того, не думаю, что это идёт кому-то на пользу. Если говорить в общем, то только потому, что кто-то не согласен с вами, это не делает его сумасшедшим или злым.

Пообщавшись с оппонентами, после обмена достойными аргументами выпейте с ними пива, сходите с ними в одну церковь или, может, навестите их ребёнка в больнице, когда ему будут вырезать аппендикс — это напомнит вам, что они тоже люди. Поводов для того, чтобы выставлять кого-то злым или сумасшедшим, нет.

По одной причине: никто из нас не совершенен, так что их позиция может быть их правом, и именно поэтому я не думаю о людях, причисляющих себя к какой-либо идеологии. Похоже на то, что эти люди просто хотят перестать думать.

Они знают, как им думать, они не читают ничего, кроме одной газеты, которая соглашается с ними, или они смотрят только одну телепередачу, потому что она подкрепляет их убеждения, вместо того чтобы слушать тех, кто не согласен с ними. Думаю, это можно преодолеть, воспринимая каждого человека как отдельную личность и давая ему тот же кредит доверия, который вы даёте себе и своим идеям.

О войне на Ближнем Востоке

Фишер: Есть ли более мелкие (чем Россия) политические игроки в Сирии, поддерживающие Асада?

Мэттис: Нет. Единственные причины, по которым Асад всё ещё находится у власти, — это дипломатическое вето России, военная мощь Ирана и теперь военная мощь России. Без последних двух пунктов сирийский народ прогнал бы его пять лет назад.

Фишер: Почему они продолжают его поддерживать? Что за история между Россией и Ираном, влияющая на их отношения сегодня?

Мэттис: Для этого есть много причин. Во-первых, у русских (на Ближнем Востоке) были построены военные базы и они развивали военные отношения там в течение последних 30—40 лет, поэтому существуют определённого рода близкие отношения.

Другая причина заключается в том то, что Россия решила стать стратегическим конкурентом НАТО и Соединённых Штатов, а это область, в которой они могут конкурировать, хотя, откровенно говоря, между военными США и российскими военными поддерживаются очень открытые связи и мы пытаемся проводить операции, не конфликтуя друг с другом.

Это потому что мы не участвуем в битве за избавление Сирии от Асада, мы просто сражаемся с ИГИЛ, в то время как русские говорят, что они сражаются с ИГИЛ. Они много не сражались, и в основном просто поддерживают Асада. Трудно сказать почему, но это явно не в их интересах, и я думаю, что Россия это понимает. Они пытаются выяснить, как с этим сейчас быть.

О том, почему чиновник такого уровня общается со школьником

Фишер: Из тысяч попыток связаться с вами, почему вы ответили на это сообщение?

Мэттис: Ты оставил SMS, а я читал их и удалял. Но ты из Вашингтона. Я вырос в Вашингтоне на другой стороне гор, на реке Колумбия. Я просто подумал, что позвоню. Я стараюсь работать со студентами, которые занимаются исследовательскими проектами. Я работал в Стэнфордском университете чуть более трёх лет после того, как ушёл из морской пехоты, и до того, как вернулся и стал министром обороны.

Я всегда старался помогать студентам по мере возможностей, потому что думаю, что мы должны помочь вам, молодым людям, избежать того, с чем мы сталкивались во время нашего пути, чтобы вы могли совершать свои собственные ошибки, а не те, которые мы сделали.

Кроме этого школьник поговорил с министром о том, как США собирается улаживать проблемы на Ближнем Востоке и возвращать доверие местных стран. Точного ответа он не получил, но по словам Мэттиса, это похоже на реализацию плана Маршалла: США будет вкладывать средства в экономику и восстановление разрушенных войной стран, чтобы заручиться их лояльностью.

Также министр обороны отметил заслуги Барака Обамы в политике на Ближнем Востоке, но пожаловался на то, что он мог бы добиться большего, если бы в своё время прислушивался к указаниям госсекретаря Хиллари Клинтон.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

















Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!