«Уехала в ИГИЛ с 4-летним сыном». История европейки, вернувшейся из Сирии

Француженка Софи Касики — одна из немногих европеек, уехавших в сирийский город Ракка, чтобы вступить в ряды запрещенного в России «Исламского государства». И вернувшаяся из сердца ИГИЛ живой. Guardian рассказывает историю ее «путешествия в ад», в которое она отправилась, взяв с собой своего 4-летнего сына. 

34-летняя Софи Касики (имя изменено в целях безопасности) не похожа на девушку, которая могла бы оказаться в рядах «Исламского государства», пишет газета. Она родилась в Конго, выросла в католической семье. Когда Софи исполнилось 9, ее мать умерла, и они вместе со старшей сестрой переехали жить в пригород Парижа.

Смерть матери стала серьезным ударом для девочки, эту потерю она не могла пережить много лет — даже счастливое замужество и рождение собственного ребенка не могли закрыть «дыру в сердце», пишет газета.

Софи работала в службе социальной помощи, помогала иммигрантским семьям устроиться в Париже. И в какой-то момент решила принять ислам в тайне от своего мужа, глубоко убежденного атеиста. Софи казалось, что это поможет ей справиться с болью потери, вспоминает она. Новая вера принесла ей  временное успокоение, а также — новые знакомства.

Женщина познакомилась с тремя мусульманами, которые были на 10 лет ее младше. Она относилась к ним, как к младшим братьям и звала Les Petits (маленькие). Однако в сентябре 2014 года они пропали, а вскоре — объявились в Сирии, откуда продолжали поддерживать связь с Софи.

«Я думала, что контролирую ситуацию. Но теперь я понимаю, что они скорее всего были специально обучены для того, чтобы привлекать таких, как я. Постепенно они начали пользоваться моей слабостью. Они знали, что я сирота, и что я приняла ислам, что я беззащитна», — вспоминает женщина.

20 февраля 2015 года она сказала мужу, что ей нужно съездить в Стамбул в детский дом, и она хочет сделать это вместе с их сыном. А на самом деле отправилась через Турцию в Сирию.

Реальная жизнь в Ракке сильно отличалась от той, которую ей описывали. Сначала Софи не выпускали из дома, потом она стала носить одежду, скрывающую ее тело с ног до головы. Ей сказали сдать паспорт и ограничить общение со своими родственниками во Франции.

Спустя 10 дней женщина пришла в себя и попросила отпустить ее домой.

«Я попросилась домой. Каждый день я говорила, что скучаю по семье, а сыну нужно видеться с отцом. Сначала они просто отнекивались, а потом начали угрожать. Они говорили, что я одинокая женщина с ребенком и мне некуда идти. И если я попытаюсь уехать, меня побьют камнями и убьют. (…) Я очень боялась, что меня посадят в тюрьму, а сына заберут», — говорит она.

Софи вспоминает, как пыталась оставить сыну наставления, чтобы он помнил о них, если их разлучат: что они с папой любят его, что девочек нельзя обижать, что даже после смерти она будет голосом в его голове, который не позволит ему убивать.

Однажды ее сына хотели заставить пойти в мечеть на молитву, но Софи выкрикнула: «Уберите руки от моего сына!».

«Я посмотрела на сына и поняла, что я сделала самую крупную ошибку в своей жизни», — вспоминает Софи.

После этого их вместе отвели в своего рода тюрьму, где сидели еще десятки иностранок с детьми. Дети смотрели по телевизору ролики с убийствами ИГИЛ, пока их матери сидели рядом и восторгались боевиками, в которых будто бы видели своих «принцев».

«Единственная возможность покинуть эту тюрьму — выйти замуж. В реальности, все эти иностранки нужны ДАИШ лишь для того, чтобы рожать детей», — говорит Софи.

На следующий день, пока другие женщины готовились к свадьбе, Софи случайно заметила незапертую  дверь и вышла. Она шла и шла, не останавливалась. Скрыться ей помогла одна из местных семей, рискуя собственной жизнью. А вскоре ей удалось связаться с боевиками сирийской оппозиции, с которыми также поддерживал связь ее супруг из Франции. Ночью 24 апреля молодой сириец вывез Софи с ее сыном к турецкой границе.

Женщине удалось вернуться в Париж, где ее арестовали и посадили на два месяца в тюрьму, ограничив общение с семьей. Сейчас она на свободе.

«Я вспоминала все, что произошло, и спрашивала себя, как это могло случиться? Как я могла сделать это? Да, я была наивна, растеряна, слаба, уязвима, но как могли эти мальчики так промыть мне мозги? Этот вопрос я задаю себе до сих пор», — говорит Софи.

Супруг женщины показал ей фотографию, которую ему прислали из ИГИЛ — на ней их 4-летний сын с автоматом в руке. Судя по всему, она была сделана, когда Софи еще была в Ракке, но там она ее не видела.

«Теперь я должна попытаться оградить других от этого ужаса. Что я могу сказать? Не уезжайте», — говорит женщина.

Согласно статистике, которую приводит газета, около 220 француженок находится в рядах ИГИЛ в Ираке и Сирии. Причем если два года назад всего 10% уезжающих из Франции к боевикам были женщины, то сейчас уже — 35%.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!