«Как оттудова сбежать?» Американка 15 лет прожила в плену в староверческом монастыре в Сибири

Американскую девочку-подростка насильно удерживали в удалённом селении в 800 километрах от Красноярска в дикой тайге, после того как родственники-староверы отправили её «погостить» в Россию. Она прожила в Сибири 15 лет, едва не умерла от астмы, но в конце концов сбежала и рассказала о своих приключениях журналистам.

Рассказ женщины по имени Елизавета опубликовало издание «Медиазона». Началось всё в 2000 году. Елизавета происходит из семьи мигрантов. Её бабушка и дедушка покинули СССР «в Сталина года» и попали в Орегон транзитом через Китай и Южную Америку. Часть родственников, в том числе родители девушки, сохранили свою веру: они старообрядцы. Общины русских староверов сохраняются по всему миру, в том числе в Уругвае и Боливии, в Бразилии и Аргентине, также довольно значительное их число сохранилось в США.

В Сибири, в сотнях километров от цивилизации, до сих пор существуют поселения старообрядцев, которые бежали туда сначала от российской, а потом от советской власти. Люди в этих деревнях живут натуральным хозяйством, часть из них уходит в скиты, где мужчины и женщины живут отдельно, соблюдая монашеский устав. В какой-то момент Елизавету отправили «погостить» в один из скитов в сердце Сибири, на притоках Енисея.

Они меня сговорили ехать на две недели в гости, просто Россию посмотреть. Они мне не сказали, что билеты-то в одну сторону. Они меня обманули и отправили туда. Мы добрались до монастыря, и вот я прожила там 15 лет.

Когда девушка попала в скит, обратно её не выпустили. Группа, с которой она прибыла в Россию, уехала домой без предупреждения, а самостоятельно выбраться из глуши американка не могла: на десятки километров вокруг нет никакого жилья, экспедиции в Красноярск бывают дважды в год, когда на местных реках половодье и можно идти на лодке с мотором. Через четыре года хозяева сожгли паспорт Елизаветы и сообщили, что здесь она помрёт, спасётся и отсюда попадёт в Царствие Небесное.

Меня там не били, просто заставляли так жить строго, как они живут. Всё время у нас посты были, каждый понедельник—среду—пятницу, потом посты перед Пасхой, перед Рождеством. Мяса мы вообще не ели. Еда два раза в день, только обед и ужин — и всё, больше не разрешали нам есть. Готовили в кухне, приходишь туда и ешь, что сготовили. Всё из общих чашек ели. Великим постом ещё строже было: первую неделю варёное ничего нельзя было, только так, маленько, морковка да свёкла, и один раз в день.

Из механизмов староверы пользуются только лодочным мотором. Тракторов нет, даже единственный конь в ските появился уже спустя много лет после того, как там поселилась Елизавета. До этого землю обрабатывали только мотыгами. Естественно, нет ни света, ни медицинской помощи, ни средств связи. По словам девушки, в тайге множество таких затерянных поселений, деревень и скитов, до некоторых было несколько километров, до других — несколько десятков. Все они живут схожей жизнью.

У нас земля там очень плохая была, как глина, то мы ходили на речку, находили мягкую землю, её копали в мешки, привозили домой. Потом ещё сжигали землю, всё перемешивали. Дома у нас были из брёвен строенные, топором рубили углы. Мы жили там с четверых до десяти человек в одном доме.

В конце концов, Елизавета стала сильно страдать от астмы и истощения, с трудом выходила на улицу. Лечиться при этом запрещено. Если суждено умереть, значит так надо Господу. Поняв, что ситуация безвыходная, американка стала бороться за свою жизнь.

Я обозлилась, начала придумывать, как я могу оттудова сбежать. Начала тайком лечиться, я ночью ходила на речку с одной девкой, мы ванны сделали такие деревянные, потом воду нагревали в бочке, пихты туда ложили, как я читала про это.

Елизавета стала тайком брать еду на кухне. В конце концов, через 15 лет ей удалось сбежать: она дошла до другого скита, там одна женщина помогла ей перебраться в деревню побольше, а оттуда она уже выбралась в Красноярск с попутными лодками. У Елизаветы сохранились американские номера телефонов, она смогла дозвониться до знакомых, ей перевели денег, и она легла в больницу.

Подлечившись, девушка собралась обратно в монастырь, поскольку долго жить без документов в Красноярске, а тем более выбраться оттуда, она, как ей казалось, не могла. Но новые знакомые помогли ей обзавестись фейсбуком, и она, пообвыкшись, решила уехать в Москву на попутной машине, а там пытаться сделать новый паспорт и улететь в США. Окончательно уговорили её «сродные» братья, живущие в Америке, которые не были старообрядцами.

В посольстве мне за три часа где-то паспорт сделали, я принесла справку от милиции, что я его потеряла, и сразу же сделали, я заплатила 150 долларов, что ли.

В итоге Елизавета улетела в Сиэтл и теперь живёт обычной жизнью в США. Как сложились её отношения с родителями, из интервью не понятно.

Спустя полтора года после побега из Сибири Елизавета говорит по-русски, используя элементы местного диалекта, с американским акцентом. Чтобы усилить впечатление, «Медиазона» выложила несколько фрагментов интервью в виде аудиофайлов.

Статья на сайте «Медиазона» вызвала множество откликов в социальных сетях. Не все верят в правдивость истории от начала до конца, но высоко оценивают сюжет и фактуру.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме









Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!