«Тигр Гималаев» Анатолий Букреев. История русского героя Эвереста

Благодаря фильму «Эверест», многие узнали еще одного героя — советского альпиниста Анатолия Букреева, который стал единственным, кто отправился спасать людей в день трагедии на самой высокой вершине мира в 1996 году. После просмотра хочется продолжения – подробной истории о самом Анатолии Букрееве. Medialeaks рассказывает о жизни и судьбе мировой легенды альпинизма.

Русский герой «Эвереста»

Подъем на самую высокую точку планеты. Альпинист, которого участники экспедиции на Эверест в одноименном фильме называют Толя, заявляет, что будет подниматься без кислородной маски: «Не буду я дышать этим английским воздухом». На него странно смотрят в кадре, а в зале кто-то даже посмеивается – на высоте более 8 тыс. м и без кислорода? Затем он окажется первым на вершине и единственным, кто вернется спасать людей во время бури, заставшей альпинистов на высоте выше 8 тыс. метров. Никто из участников экспедиции не соглашается ему помочь. Это была одна из самых страшных трагедий на Эвересте.

anatoly_bukreev_and_vladimir_balyberdin

Букреев – известный во всем мире альпинист. Он покорял самые высокие вершины мира рекордный для СНГ 21 раз. В этом с ним позже сравнялся альпинист Денис Урубко (читайте его интервью Medialeaks здесь). На одном только Эвересте Букреев был 4 раза. Он взошел на 11 из существующих 14 так называемых восьмитысячников – самых высоких вершин мира. На тот момент всего пять человек покорили их все. Он должен был стать шестым в мире, но погиб во время экспедиции на свой 12 восьмитысячник.

Что важно, восхождения он совершал не используя кислородную маску. На тот момент все самые высокие вершины без кислорода покорили лишь 2 человека.

«Когда я достигал высот без кислорода, работая гидом, помогая другим, спасая других, на меня смотрели и говорили — твои клетки мозга отмирают, тысячи нервных клеток каждую секунду умирают без кислорода, физиология говорит, что так нельзя, ты вообще ненормальный. Я в принципе не считаю, что это что-то из ряда вон выходящее, но это сложно», – говорил Букреев в интервью, показанном в фильме «Непокоренная вершина», посвященному его памяти.

В фильме «Эверест» видно, что среди участников нескольких экспедиций он был единственным, отказавшимся от кислорода.

Жизнь и любовь «тигра Гималаев»

Анатолий Букреев родился в Коркино (Челябинская область) в 1958 году. В юности ему поставили диганоз хроническая астма. Кто бы мог подумать, что он станет одним из самых авторитетных альпинистов в истории, а все восхождения будет совершать без использования кислородной маски. Вся его биография пестрит словами «лучшее», «первое». За один год (с 17 мая 1995 по 17 мая 1996 года) он покорил сразу 5 «восьмитысячников» – такого не делал никто. Хотя слово «покорять» часто используется в альпинизме, Букрееву оно никогда не нравилось и он не называл так восхождения:

«Покорять – это как покорять другую страну, это значит завоевывать. Неправильный сложился термин при советской школе альпинизма… Покорить гору не нужно стремиться. Можно только сравняться с высотой горы на какое-то время и спуститься живым, если повезет».

После распада СССР он принял гражданство Казахстана.

«Я гражданин мира. Мне говорят: Анатолий, ты тренируешься в Америке, живешь в Казахстане, сам родом с Урала. Я говорю да, вот так получается. А большую часть времени провожу в Непале», – говорит он о себе.

Букреев сопровождал президента Казахстана в 1995 году

Букреев сопровождал президента Казахстана в 1995 году

Букреев был непубличным человеком, делил все на черное и белое, был упрям и часто казался одиноким, вспоминают его друзья и знакомые. Таким он показан и в фильме – немного печальный, всегда сам по себе. Но как только людям понадобилась помощь, он, не давая себе отдохнуть, отправился за ними.

«Первое слово, которое я от него услышал было «спасибо», — вспоминает его друг и напарник итальянский альпинист Симоне Моро в фильме о Букрееве. – И это от человека, который был знаменитостью, героем, и которого многие считали недружелюбным. Но я так не считаю».

Спасибо он сказал за то, что Моро шел впереди него и прокладывал тропу в глубоком снегу, когда у Букреева на спине был очень тяжелый рюкзак. «Он оценил это. Я ненадолго остановился, он догнл меня и сказал «большое спасибо», – вспоминает альпинист. С кем он тогда разговаривал, Моро узнал лишь спустя несколько недель.

«Анатолий Букреев был нам непонятным, незнакомым – мы молодые, дурные совсем были, в своей компании мы как-то не могли его принять, потому он был просто другой человек, другого плана. И, конечно же, это была ошибка. Потому что сейчас, оглядываясь назад, я думаю, как много нужного и важного я мог бы с этим человеком постичь», – вспоминает в интервью Medialeaks лучший альпинист современности в СНГ, один из лучших в мире Денис Урубко. Это был 1994 год.

photo

В Катманду (столица Непала) Букреев всегда снимал один и тот же номер в одной и той же гостинице, часто его можно было увидеть в кафе в одиночестве. С американкой Линдой Уайли, которую он полюбил, Букреев познакомился как раз в одном из деревенских кафе в Гималаях. Она сидела с рукоделием и мерзла. Он зашел в одних шортах. Линда отложила шитье и обратила внимание, как он был красив. От него исходило ощущение силы и надежности, «с этим мужчиной я могла бы прожить всю жизнь», вспоминает она. Их взгляды встретились.

«Мы вообще не говорили о любви, но то как он всегда ждал меня, как я готовила ему еду, как мы смотрели друг на друга – наверное, это и есть любовь. Слова любви я слышала только три раза за годы нашей совместной жизни. И это было уже перед концом. Наверное, он что-то чувствовал. Для него было очень важно сказать, что он любит меня. Он ведь всегда сторонился женщин, никогда не был женат, не хотел никого обременять своей привязанностью. Мне кажется он чувствовал, что горы его заберут. Он видел вдов своих товарищей и знал, как тяжело им и их детям приходится без опоры. И сам не хотел быть причиной такого горя», – рассказывает Уайли.

Трагедия на Эвересте 1996 года

Букреев был одним из гидов коммерческой экспедиции «Горное безумие» – участники, среди которых были те, кто никогда не поднимался на такую высоту, заплатили по $65 тыс. за восхождение. Однако по ряду причин, спор о которых продолжается до сих пор, альпинисты нескольких групп не успели вернутся в лагерь в назначенное время. Погода сильно испортилась, начался шторм. Насколько сильный – ярко показано в фильме.

Благодаря Анатолию Букрееву, никто из членов его команды не погиб – после бескислородного восхождения на Эверест он трижды поднимался наверх и лично вынес из метели трех обессиленных человек. Несмотря на то, что он был не единственным гидом, и в лагере были альпинисты, никто не откликнулся на его призыв отправиться на помощь, он вытаскивал людей один. Единственным погибшим «Горного безумия» оказался руководитель экспедиции – Скотт Фишер. Позже его замерзшее тело обнаружил Букреев.

Участник соседней группы «Консультанты по приключениям» журналист Джон Кракауэр, который выжил во время трагедии (в этой группе погиб руководитель, гид и два клиента) позже написал статью в журнале «Аутсайд», где обвинил Букреева в том, что он, будучи гидом, первый вернулся в лагерь. Хотя и не отрицал того факта, что альпинист был единственным, кто отправился вытаскивать нуждающихся в помощи людей. Журналист также критиковал спортсмена за якобы слишком легкую экипировку и отказ от использования кислорода.

Анатолий Букреев был очень удивлен, когда прочитал обвинения в свой адрес. Тем более, что он давал интервью, где подробно объяснил свои мотивы.

«Ту трагическую экспедицию на Эверест он ощущал, как катастрофу. Он был на коне, когда мы с ним познакомились, а тут его вдруг обвиняют в трусости и называют предателем», – вспоминает Линда Уайли.

Он написал в редакцию журнала большое письмо — в нем альпинист рассказал, что спустился первым, чтобы взять кислород и горячий чай для оставшихся наверху альпинистов. Однако его предложили сократить до 400 знаков. Букреев ответил на это: «если бы в статье был неправильно нарисован маршрут или названа ошибочная высота, я бы с легкостью уложился в четыре сотни слов. Но, поскольку в данном случае были затронуты существенно более важные вопросы, я бы просил уважаемую редакцию пересмотреть свое решение и опубликовать мое письмо целиком». В ответ редакция предложила «отточить аргументацию», пообещала посодействовать в редактировании и попросила сократить письмо уже до 350 знаков.

«Ваше предложение о содействии в редактировании моего письма очень любезно. К сожалению, дать исчерпывающий ответ Джону Кракауэру, уложившись в 350 слов, не представляется мне возможным. Мое письмо посвящено очень важным вопросам. В нем содержится не только опровержение очевидной клеветы, но и мой личный взгляд на трагедию. Я всячески поддерживаю идею восстановить хронологию тех событий, однако считаю, что опираться следует исключительно на факты, а не на досужие измышления. Редактировать письмо с целью сделать его более «литературным» означало бы выбросить из него все «лишнее» и, тем самым, лишить мой ответ его самой сути», — ответил альпинист.

Письмо так и не было опубликовано, а вскоре вышла книга журналиста «В разряженном воздухе», основанная на его статье.

«Пока господин Кракауэр спокойно спал, а никто из гидов, клиентов или шерпов не нашел в себе мужества покинуть лагерь, Букреев в одиночку несколько раз выходил наверх. Ночью, на восьмикилометровой высоте, он шел сквозь бушевавшую снежную бурю и спас троих альпинистов, уже стоявших на краю смерти… Кракауэр лишь вскользь упоминает о проведенной Букреевым уникальной спасательной операции. Сделанное им не имеет аналогов в истории мирового альпинизма. Человек, которого многие называют «тигром Гималаев», сразу после восхождения без кислорода на высшую точку планеты без всякой помощи несколько часов подряд спасал замерзающих альпинистов… Говорить, что ему повезло — значит недооценивать совершенного им. Это был настоящий подвиг», – написал позже в рецензии на книгу Кракауэра альпинист и писатель Гален Ровелл.

photo_4

Букреев также выпустил книгу об этой трагедии – «Восхождение» (The Climb). В рецензии на нее для издания American Alpine Journal Ровелл писал:

«Предвидя трудности, ожидавшие клиентов при позднем спуске, и зная, что на горе оставалось еще пятеро гидов, Букреев принял решение спускаться на южную седловину. Его целью было восстановить там свои силы и приготовиться к возможному выходу наверх навстречу участникам. За свою альпинистскую карьеру Анатолий трижды поднимался на Эверест без использования кислорода. Его высотные достижения, в числе которых были восхождения в экстремальных условиях, а также в одиночку, не имеют аналогов. Достаточно упомянуть покорение Дхаулагири (по северо-восточному гребню осенью 1995 года) за 17 часов, Макалу (совместное восхождение с Нилом Бейдлманом весной 1994 года) за 46 часов и траверс всех четырех вершин Канченджанги (в составе советской гималайской экспедиции, весной 1989 года) за одно восхождение. Узнав о том, что трое альпинистов затерялись где-то среди снежной бури, Букреев совершил несколько ночных выходов для их спасения. Никто из обитателей четвертого лагеря, будь то клиент, гид или шерпа, не сумел найти в себе мужества, чтобы отправиться на поиски вместе с Анатолием, когда он, обходя все палатки, просил о помощи».

«Эверест – это всегда Эверест. Сейчас многие стремятся к достижению этой горы, имея не только спортивные амбиции. (…) Это как игра в русскую рулетку. Дилетант, который имеет громадные амбиции и не хочет готовиться, тренироваться, хочет срочно сейчас за большие деньги на вершину – это, конечно, очень опасно», – говорил Букреев.

Конгресс США выразил ему благодарность за спасение своих граждан. Букреев тяжело переживал трагедию, был против коммерциализации Эвереста, но понимал, что уже вряд ли сможет что-то изменить:

«Для меня уже слишком поздно пытаться изменить свою жизнь, увы, почти наверняка мне придется вновь вести в горы совершенно неподготовленных людей. Трагичность ситуации в том, что я не хочу называться гидом, не хочу быть посредником в споре между чужими амбициями и чужой жизнью. Каждый должен сам отвечать за себя. Уж если на то пошло, я предпочел бы выступать в роли консультанта, а не гида. Наверное, кому-то это различие покажется смешным, но только так я могу выразить свой протест против общепринятой практики. Я не могу гарантировать безопасность в горах. Я могу быть тренером, консультантом, могу работать спасателем. Но я не могу гарантировать успех, не могу гарантировать безопасность кому бы то ни было в страшных условиях высокогорья, когда кислородное голодание превращает человека в малого ребенка. Я понимаю, что могу погибнуть в горах».

Несчастный случай

Букреев погиб под лавиной спустя 1,5 года после этой катастрофы – 25 декабря 1997 года, в возрасте 39 лет. Альпинист покорял свой 12-ый «восьмитысячник» – Аннапурну (8091 м), самый опасный среди всех – именно здесь чаще всего гибнут во время восхождения.

Тогда в Гималаях было гораздо больше снега, чем обычно. Участники экспедиции даже переносили восхождение.

Несчастный случай также унес жизнь Дмитрия Соболева – высотного альпиниста и кинооператора. Чудом спасся друг Букреева, итальянский альпинист Симоне Моро.

Узнав по телефону от Моро о трагедии, Линда Уайли села на самолет и прилетела в Непал. Она наняла вертолет и стала облетать маршрут: «Все кругом было в снегу, я никогда не видела столько снега. Это было неописуемо».

Тела так и не были найдены. Через год Уайли организовала еще одну поисковую экспедицию, однако и она не принесла результатов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!