«Пытать людей — установка». Бывший политзек рассказал о порядках в колониях Карелии

Создатель группы «Русский правый сектор», националист Максим Калиниченко рассказал о своём опыте пребывания в колонии ИК-7, где находится гражданский активист Ильдар Дадин. По его словам, пытки — это норма в карельских исправительных учреждениях, и пытают заключённых, просто чтобы сломать.

kalinichenko

Постоянный участник «Русских маршей» националист Максим Калиниченко 16 июля 2015 года был приговорён к двум годам и семи месяцам колонии строгого режима за «призывы к экстремистской деятельности», которые выразились в первую очередь в постах националистического содержания в сети «ВКонтакте». До этого в феврале 2013 года Калиниченко приговорили к условному сроку за подстрекательство к массовым беспорядкам и насилию в отношении полицейских.

3 ноября на сайте «ОВД-Инфо» был опубликован комментарий Калиниченко по поводу письма активиста Ильдара Дадина из колонии ИК-7 в Карелии, где он отбывает срок за нарушение закона о проведении митингов. В своём письме оппозиционер сообщал о пытках, которым подвергает заключённых администрация колонии. Калиниченко подтвердил всё, что написал Дадин, и заявил, что действительность ещё страшнее.

Особенность Карелии заключается в том, что вас пытают даже не для информации или извлечения из вас коммерческой прибыли, а ради того, чтобы просто вас поломать. Дадин не врёт, он даже преуменьшил, мне кажется, всю жесть не рассказал. Ильдара я зауважал! Разница между мной и Ильдаром большая, я молчал, чтобы черенок от лопаты в жопу не вставили и головой в парашу не макали, а он на принцип пошёл, несмотря ни на что, и огласку сделал всего этого беспредела.

По его словам, пытки в «карельских зонах» — устоявшаяся практика, сопротивляться или протестовать бесполезно, потому что станет только хуже.

Питерскому одному парнишке, тоже на карантине со мной был, пиписьками перед лицом покрутили. Он просто заартачился, когда нас бить стали. Пытать людей — установка администрации карельских зон. […] На любой карельской зоне пятки отобьют палками, пинать каждый день будут на карантине по чуть-чуть. Это общая программа. Но могут быть и «бонусы», как в случае с Дадиным.

Сам Калиниченко, как он утверждает, заранее смирился со всем и старался вести себя как можно тише и незаметнее, чтобы не усугубить своё положение и не подвергаться ещё более грубому насилию. Также мужчина подтвердил, что ролики, на которых заключённые сообщают о нормальных условиях содержания и отрицают факты пыток, также снимаются по принуждению. О таком видео сообщали представители ФСИН после письма Дадина: якобы под запись активист отрицал, что его пытали.

Как снимаются постановочные видео в карельских колониях, я знаю не понаслышке, ибо отказаться там невозможно, это чревато последствиями. Меня также снимали на видео, когда запретные вещи в сумку подкидывали, и я соглашался.

 

При этом Калиниченко подчеркнул, что подобной жестокостью отличаются не все учреждения ФСИН. Так, в Петербурге в отличие от Карелии можно рассчитывать на соблюдение закона в СИЗО.

Как бы смешно это ни звучало, питерский ФСБ-шный изолятор, на мой взгляд, — это вообще практически эталон законности и соблюдения прав заключённых, именно строго всё по закону, там нет коммерческих поблажек с запретами, как на Лебедевке, телефонов и другого у вас не будет, но абсолютно ремонт во всех камерах и у всех, телевизор, холодильник по заявлению — без всякой коммерции, никаких пресс-камер. Максимум, если вы в отказе по делу и следователь попросит воздействовать, вы будете в той же камере, только без телевизора и холодильника, все воздействия ведутся чисто психологически и без угроз каких-либо особо, физически не трогают никого на самом изоляторе во всяком случае, пока ты под ответственностью СИЗО-3.

 

В понедельник 7 декабря 2015 года Басманный районный суд Москвы приговорил гражданского активиста Ильдара Дадина к трём годам колонии, признав его виновным по статье «Неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия». Прокуратура требовала наказания для активиста в виде двух лет лишения свободы, но судья сочла такое наказание недостаточным.

На этой неделе Дадин в письме своей жене Анастасии Зотовой сообщил о пытках в сегежской ИК-7, организованных руководством учреждения. Письмо было записано 31 октября 2016 года адвокатом Алексеем Липцером со слов оппозиционера и опубликовано 1 ноября.

Пользователи соцсетей нашли предполагаемый профиль начальника колонии «ВКонтакте». На странице можно было увидеть фотографии человека в форме, картинки о заключённых и шутки о темнокожих.

Вечером 1 ноября в Москве у здания ФСИН прошёл пикет против пыток заключённых. Десятки людей несут заявления с требованием расследовать факты пыток, указанные в письме Ильдара Дадина. В результате на него обратили внимание пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Проблему ИК-7 взял под личный контроль замеситель главы ФСИН Валерий Максименко. В четверг 3 ноября Дадина осмотрели «гражданские» врачи из Петрозаводска, с ним пообщалась комиссия проверяющих, решается вопрос о переводе его в другую колонию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!