Дефолт 98-ого и кризис 2014. Что между ними общего?

Жители нашей страны пытаются понять, что за кризис происходит в России. Многие вспоминают  дефолтный 1998 года, тогда на фоне падения цен на нефть и девальвации рубля многие потеряли свои сбережения и рабочие места, но экономика перешла от получения западных денег на собственное производство, а состав правящей элиты в стране начал стремительно меняться. Medileaks вспоминал события дефолтного 98-го и сравнивал их с зимой 2014-го.

Падение нефти

Одним из факторов кризиса 98-ого года называют серьезное падение цен на нефть. Если в 1997 году баррель нефти марки Brent стоил около 19,3 долларов, то к февралю 1998 года цена упала примерно на 37% — до 12 долларов. Российская нефть продавалась еще на 5% ниже.

Сегодня цены на нефть тоже стремительно падают, причем темпы практически не уступают дефолтному 98-му году. С начала года баррель марки Brent потерял в цене 34% стоимости.

Но сейчас власти утверждают, что падения цен на нефть не боятся, несмотря на то, что половина доходов нашего бюджета формируются от продажи природных ресурсов. Президент России Владимир Путин сказал, что в этом нет «ничего особенного».

«Для нас с самого начала стало ясно, что после объявления ОПЕК о несокращении добычи цены на это отреагируют, будут немножко понижены. Мы здесь не видим ничего особенного. Впереди зима, и уверен: в первом квартале — в середине (2015) года рынок сбалансируется», — цитирует ТАСС президента.

Доллар vs рубль

За восемь месяцев в 1998 году доллар подорожал в 3 раза. 15 августа 1998 года  доллар стоил 6,3 рублей, а в конце сентября за один доллар давали уже 14,47 рублей. В последующие месяцы рубль продолжил падение, и своего «дна» он достиг в апреле 1999 года, когда один доллар стоил почти 25 рублей.

doll

Сейчас, конечно, рубль тоже стремительно дешевеет, но все же не такими темпами. За 11 месяцев он потерял в стоимости около 40%. В январе он стоил около 34 рублей, а сегодня, 3 декабря, за него дают 54 рубля.

Хотя еще только в начале ноября глава Минфина Антон Силуанов обещал, что скоро с рублем все будет хорошо.

«Я не сомневаюсь, что рубль в ближайшее время найдет свое положение и будет укрепляться по сравнению с нынешними показателями», — заявил Силуанов.

Но совсем власти рубль не бросают. Центробанк ненадолго отказатся от искусственной поддержки рубля через валютные интервенции. Но 1 декабря регулятор взялся за старое, не выдержав подорожания доллара за неделю на 7,5 рублей. ЦБ влил порядка 700 млн долларов. Эксперты говорят, что аналогичные вливания были сделаны и 2, и 3 декабря, потому что рубль резко укрепился к евро и доллару на торгах.

Заверения властей

14 августа, то есть за три дня до объявленного дефолта, президент Борис Ельцин объявил журналистам, что девальвации рубля точно не будет.

«Девальвации рубля не будет. Это твердо и четко. Мое утверждение — не просто моя фантазия, и не потому, что я не хотел бы девальвации. Мое утверждение базируется на том, что все просчитано. Работа по отслеживанию положения проводится каждые сутки. Положение полностью контролируется», — цитирует Ельцина «Интерфакс».

А потом прошли выходные, и в понедельник, 17 августа 1998 года, был объявлен дефолт. Хотя  конкретно девальвацию девальвацией и дефолт дефолтом тогда не назвали. Заявили лишь о «о внедрении комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». Но всем  все было ясно.

«В ответ на угрозу финансовой паники правительство вынуждено было пойти на экстраординарные меры… К сожалению, неблагоприятное для России сочетание обстоятельств — азиатского кризиса, снижения мировых цен на нефть и газ и ряда других факторов — привело к тому, что ни скрупулезное выполнение наиболее профессиональной и согласованной с МВФ программы, ни четкое и своевременное обслуживание госдолга не принесли желаемого эффекта», — заявил Анатолий Чубайс, тогда спецпредставитель президента по связям с международными финансовыми организациями.

Разговоры о девальвации шли на протяжении нескольких месяцев до объявленного дефолта. Но внешний долг все увеличивался, ГКО обесценивались, а правительство отказывалось девальвировать рубль, надеясь, что что-то еще может спасти ситуацию. Директор института экономического анализа Андрей Илларионов 25 июня 1998 заявил прессе, что девальвация «абсолютно неизбежна» и призывал власти сделать это как можно скорее, чтобы избежать худших последствий. В итоге правительство дотянуло до августа.

Сегодня в России не говорят о девальвации вовсе, изо всех сил даже избегая использовать само слово. Но только полтора года назад, когда страна медленно начала оправляться от кризиса 2008 года, министр финансов Антон Силуанов заявил в эфире телеканала«НТВ», что «девальвации нет и не будет».

«Девальвация не предвидится в России ни при каких обстоятельствах, это можно официально и точно заявить», — заявил он.

Тогда Силуанов сказал, можно было бы беспокоиться, если бы упали цены на нефть или увеличился бы отток капитала.

«Если бы у нас было резкое понижение цены на нефть или резко усилился отток капитала, тогда, конечно, можно начать беспокоиться. Но такого рода причин нет и не предвидится», — добавил он.

Но полтора года спустя, когда отток капитала из России составит 125 млрд долларов по последнему прогнозу Минэконоразвития, а нефть марки Brent с начала года упала на 34%, беспокоиться вроде бы нужно. Но власти не устают обнадеживать население и заверять, что это временно и все скоро стабилизируется.

Но все же оговорки и недосказанности о намеренном удешевлении рубля появляются.

«Понятно, что удешевление рубля является определенной подушкой для бюджета, но оно ни в коей мере не является панацеей. Оно ведет к гораздо большим проблемам в среднесрочной и долгосрочной перспективах, и с этой точки зрения мы никогда не будем пропагандистами идеи, что курс можно побольше специально ослабить, чтобы это было лучше для бюджета», — заявил 2 декабря директор департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина Максим Орешкин.

Похожа ситуация и с внешним рынком капитала. В 1998 году России было трудно взять кредит на внешнем рынке из-за своего огромного долга. Сегодня проблема с подобными займами на внешних рынках имеется из-за западных санкций.

А что с ценами

В злосчастном 98-м году за четыре месяца (с июля по ноябрь ) на продовольственные товары цены повысились на 63%, на непродовольственные на 85%.

Такого катастрофического роста цен сейчас нет, хотя к дешевому рублю и нефти прибавился августовский запрет на продукцию из ЕС и других стран, которые ввели санкции против РФ. При всем при этом, с начала года цены на потребительские товары, по оценке Росстата, выросли почти на 8%.

Инфляция в предваряющем дефолт 1997 году была на уровне 11%. В 2014 году, по прогнозам Минэконоразвития, она составит 9%, хотя по неофициальным прогнозам, она вполне должна быть двузначной.

ГКО

Гособлигации (ГКО), по которым государство не смогло выполнить обязательств в 1998-м, стали одной из причин технического дефолта. ГКО работали по «пирамидальному» принципу, когда долг погашался из нового займа.

Сейчас в конце ноября уже 2014 года власти взялись за старое.  Минфин предложил вернуться к использованию механизма ГКО. Но уже через день глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев назвал эту идею «нецелесообразной» и заявил, что не понимает, «зачем мы нервируем только сообщество деловое».

Элиты

Кризис 98- го года не только обновил экономику, вернув к жизни производство в России, но и полностью перетряхнул правящие в стране элиты. До дефолта с ГКО внутренней политикой занимались представители крупного бизнеса и приближенные к семье президента Бориса Ельцина. Однако на фоне проблем в экономике во властных кабинетах появились другие люди.

В сентябре 1998 года Борис Ельцин предложил парламенту утвердить главой правительства выходца из спецслужб Евгения Примакова, тогда возглавлявшего МИД.  нынешний российский лидер Владимир Пуутин месяцем раньше возглавил ФСБ. Через год он будет назван в качестве будущего преемника Ельцина.

Сейчас власти вообще отмахиваются от возможности изменения состава правящей элиты. Официально социологи сообщают, что большинство населения в стране готовы видеть Владимира Путина в Кремле и после 2018 года, а его идеолог, замглавы президентской администрации Вячеслав Володин публично провозгласил, что «Россия долгие годы еще будет жить в эпохе Путина».

Правда, не все так радужно. Несмотря на цифры высокой поддержки Путина среди избирателей, его оппоненты и даже сторонники все чаще вспоминают про дворцовый переворот. Даже символ ополченцев на Донбассе Игорь Стрелков говорил об опасности внезапного изменения состава элиты. Все это на фоне выплеснувшихся на публичное обсуждение противоречий среди элиты.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!