Монолог политтехнолога СПС Антона Бакова: после смерти Бориса надо спасаться

Политтехнолог Союза правых сил Антон Баков рассказал Medialeaks о своем отчаянии после смерти Бориса Немцова, о потере надежды в будущее страны и о своем решении отбыть в эмиграцию из-за опасений за свою семью.

Антон Баков, 49 лет, — российский политик и предприниматель, бывший депутат Госдумы, лидер Монархической партии России. Вступив в Союз правых сил, учредителем которого был Борис Немцов, руководил избирательной кампанией СПС на выборах в Госдуму 2007 года.

«Надо ехать. Это точка отсчета»

Хотите быть с Мордором? До свидания.

На такой вывод меня подтолкнуло случившееся с Борисом. Я не очень беспокоюсь о своей личной безопасности, и никогда особо не беспокоился. А вот безопасность детей и внуков меня волнует. Если здесь будет так ужасно, то, конечно, надо уезжать. Я не готов с автоматом в руках защищать моих детей и внуков. Нет, я их вывезу. Я, к сожалению, не думаю, что ситуация в России будет улучшаться. Мне очень печально. Здесь мои деньги, мои родственники, могилы моих предков. Меня многое привязывает к России, и я рву это с кровью…Точка. Надо ехать. Это точка отсчета.

Но если Россия будет себя вести так, то она умрет. А я не хочу умирать, и моя семья, вместе с Россией. То, что случилось, заставляет меня просто сказать «до свидания». Я уезжаю в мир.

Уедут только умные и самодостаточные, дураки и останутся в России. Здесь будет многолюдно. Я не вижу перспектив. Я не видел их давно, и Борис не видел. Но Борис дрался в бесполезной, заведомо проигрышной ситуации. А я нет. Он герой. Я не готов пожертвовать собой и своей семьей. Сейчас я постараюсь помочь семье Бориса тоже уехать из России. Надо спасаться, надо спасать генофонд. Завтра, может быть, мы вернемся. А, может, никогда не вернемся.

«Борис — слон. Моськи — те, кто его убили»

Мне абсолютно все равно, кто выстрелил в Бориса. То, кто его убил, не зависит от того, кто в него стрелял. Я знаю, что его единственным врагом был Владимир Путин. И объяснить, что это был кто-нибудь другой, невозможно. Именно Владимир Путин опубликовал его прослушки на Lifenews, именно Владимир Путин запретил ему использование избирательного фонда и закрывал всю нашу частную продукцию, которая была напечатана для выборов в Союз правых сил в 2007 году. Это все было, и невозможно говорить, что этого не было.

Хотя я считаю, что Путин был не таким провальным президентом, как был какой-нибудь другой. Действительно, до 14-го года мы жили прилично. Но вот это безумие погубило и его, и даже Бориса. Борис походил на моську, нападающую на слона. Но теперь мы смотрим и думаем: Господи, так это же моська убила слона. Слоном был Борис. Моськи — те, кто его убили.

А убили его идиоты, которые испугались антитеррористических разоблачений. Борис поднял планку своих разоблачений с уровня казнокрадов до следующего уровня, не только казнокрадов, но и террористов. И тут многие впали в ступор. Конечно, после смерти Бориса вся эта история будет раскручена. Наши международные террористы все пойдут в черны списки Аль-Каиды. А наши террористы гораздо опасней Аль-Каиды. Все-таки должна у нас быть национальная гордость.

«Следующим президентом должна стать женщина»

Когда я приехал на панихиду, я ожидал там увидеть знакомые лица. И я очень поразился, увидев много незнакомых — тысячи людей стояли в этой очереди. Я ожидал увидеть там Касьянова, Милова, но когда я увидел, что там стоит Наина Иосифовна Ельцина и Танечка Дьяченко, я подумал, что следующим президентом России должна стать женщина. И, наверное, Таня Дьяченко. Потому что все эти убийства и вся это кровь, они должны кончиться.

Оппозиция, которая сейчас очень слабая, ссытся; она боится. Я бы их успокоил насчет следующих убийств. И она альтернативных лидеров тоже боится. Конечно, убийство Бориса Немцова — это результат сыкливости и нынешней власти. Но жизнь продолжается. На Земле 7 миллиардов людей, кто-нибудь найдется. И я верю в будущее России.

Зачем убили Немцова? От ужаса, от паники, от истерики. Убийство Бориса говорит сейчас о том, что мы сейчас находимся в самом худшем, истерическом — не историческом — периоде нашей истории. Мы же прекрасно жили, прекрасно до 14 года. Но что-то случилось, и почему-то все обрушилось. И Немцова убили, я думаю, именно поэтому.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!