Как погибал «Южный поток». История провалившейся стройки

Амбициозный проект России по строительству газопровода «Южный поток», который сторонники властей расценивали как одно из ее ключевых достижений, был закрыт, несмотря на огромные дипломатические усилия и потраченные миллиарды долларов. Medialeaks изучал историю провалившейся стройки.

Новость об отмене проекта появилась внезапно. Несмотря на все трудности и рост планируемой стоимости вдвое — до €23,5 млрд, Москва до последнего момента от «Южного потока» не отказывалась и еще в конце октября обсуждала будущую стройку с властями Сербии. Тогда же представители «Газпрома» обещали начать работы в середине декабря. Владимир Путин все еще отстаивал «Южный поток», называя его выгодным для Европы, на возможную остановку проекта из-за «отсутствия спроса» лишь намекнул глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

«Я глубоко убежден, абсолютно убежден в том, что это проект, выгодный для европейских потребителей, потому что он существенным образом снижает транзитные риски. Вопросы с волокитой по строительству «Южного потока» связаны только с соображениями политического характера, в данном случае точно совершенно политика вредит экономике, наносит ущерб», — цитировали Путина агентства.

Газопровод стал для российских властей важным решением и с точки зрения имиджа в своей стране, он преподносился как очередной ответ Западу. В день рождения российского президента его сторонники даже организовали выставку «12 подвигов Путина», среди которых был и «Южный поток». Активисты сравнивали его с «Похищением пояса Ипполиты, царицы амазонок», совершенным древнегреческим Гераклом.

Первая война газопроводов

Издание Quartz пишет, что идея «Южного потока» зародилась еще в 1990-х годах, когда США решили бросить вызов доминированию России в Центральной Азии и на Кавказе, построив трубопроводы для нефти и газа из этих бывших советских республик на Запад. Идея заключалась в том, чтобы избавить страны от необходимости поставлять свои углеводороды через Россию, таким образом попадая в зависимость от нее.

В 2006 году был построен участок нефтепровода в 1 тысячу миль из Баку, столицы Азербайджана к Средиземному морю. До сих пор не построенная труба для газа должна была соединить Среднюю Азию, начиная от Туркменистана, с Европой через Турцию.

Однако вскоре в США поняли, что Туркменистан не хочет строить ничего в обход России, чтобы не вызвать гнев ее руководства. Тогда планы поменялись — было решено строить газопровод также через Азербайджан, проект был назван Nabucco. От идеи независимости среднеазиатских республик отказались и сосредоточились на газовой безопасности Европы.

Поводом  стали газовые конфликты с Украиной. В 2006 году Москва решила повысить для нее цены на топливо, та с ценой не согласилась и поставки в страну были перекрыты. В итоге европейские потребители пожаловались на недостачу газа, российская сторона объяснила это незаконным отбором со стороны Украины. Спустя несколько дней соглашение было заключено. Ситуация повторилась еще несколько раз в течение трех лет и позже подобные конфликты стали одним из главных аргументов Москвы в пользу газопровода в обход Украины.

В 2007 году Владимир Путин, не желая оставлять инициативу в руках США, объявил о строительстве газопровода для европейских клиентов под названием  «Южный поток», прямого конкурента Nabucco. Стало ясно, что в итоге будет построен лишь один из них, и это решение определит расклад сил на рынке энергоносителей. Так и началась первая в истории «война трубопроводов».

Первые успехи

«Южный поток» должен был быть проложен по дну Черного моря из Анапского района в болгарский порт Варту. Сухопутный участок прошел бы по территориям Болгарии, Сербии, Венгрии и Словении. Конечной точкой маршрута должна была стать газоизмерительная станция Тарвизио в Италии, затем ее изменили на австрийский Баумгартен.

Итальянская газета La Repubblica писала, что Путину помог в лоббировании газового проекта в Европе его близкий друг и бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Издание утверждало, что российский президент открыл для Берлускони путь к прикаспийским газовым месторождениям Казахстана в обмен на расширение рынков «Газпрома» в Западной Европе.

Новость о строительстве «Южного потока» обернулась дипломатическим скандалом, но поначалу Путин добился перевеса в российскую сторону. Вместе со своими протеже он колесил по Европе, убеждая лидеров стран, что строительство «Южного потока» пойдет им на пользу.

Контракт подписали немецкий химический гигант BASF, французская EDF и итальянская нефтяная компания Eni. Сербия, Болгария и Венгрия стали главными сторонниками российского проекта и в декабре 2012 года на торжественной церемонии представители стран участвовали в символическом мероприятии — сварке первого участка трубы на юге России. Межправительственные соглашения были заключены со Словенией, Хорватией и Австрией.

США в лице своих дипломатов также начали агитацию за Nabucco. Но его недостатком, по сравнению с «Южным потоком», стало то, что газ для перекачки по трубе сначала нужно найти в других странах. Проекту помешала и внезапно набравшая обороты сланцевая революция, вызвавшая перенасыщение мирового рынка газа.

Таким образом, «Южному потоку» бороться с Nabucco уже не было нужно. Совсем недавно, 19 ноября Венгрия объявила о начале строительства своего участка в 2015 году, рассчитывая, что весь газопровод будет завершен через два года. Но переломным моментом стал конфликт с Западом из-за Украины, когда руководство ЕС усилило давление на стран-членов с требованием отказаться от российского проекта.

Крымская угроза

Амбициозный проект, на который «Газпром» с 2011 года уже успел потратить $4,66 миллиарда, оказался под угрозой вскоре после вхождения Крыма в состав России, которое на Западе называют не иначе как аннексией. В середине апреля Европарламент принял резолюцию для своих стран с требованием отказаться от строительства газопровода, о чем объявил европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер.

В принятой в Страсбурге резолюции говорилось о «настоятельной необходимости прочной совместной политики в сфере энергетической безопасности с целью снижения зависимости ЕС от российских нефти и газа», диверсификации поставщиков и даже возможности приостановки импорта газа.

По сути руководство ЕК ссылалось на нарушение странами, подписавшими соглашение с Россией, норм так называемого третьего энергопакета. Он запрещает одной и той же компании одновременно выступать в роли владельца газа, а также владельца и оператора газотранспортной системы. Москва пыталась обойти запрет, заключая соглашения странам по отдельности, но проект от этого не стали считать продолжением российской системы.

Еще одной целью политиков была поддержка Украины в споре с Россией. Еще Виктор Янукович беспокоился об угрозе, которую «Южный поток» представлял для его страны, и предлагал строить его не по дну Черного моря, а по территории Украины.

Поначалу российское правительство отказывалось верить в остановку проекта.

«Реализация проекта проходит в соответствии с межправительственными соглашениями, поэтому она не может быть приостановлена», — заявил на следующий день министр энергетики РФ Александр Новак.

Но уже в начале июня премьер-министр Болгарии Пламен Орешарски объявил об остановке работ по строительству из-за решения Еврокомиссии. Это в итоге и стало одним из главных препятствий для строительства газопровода — трубе было просто некуда выйти из моря.

«В настоящее время поступил запрос со стороны Еврокомиссии, после чего мы приостановили текущую работу, я об этом распорядился. После дополнительных консультаций с Брюсселем будет определен ход дальнейшей работы», — сказал он.

Депутаты Госдумы возмущались по поводу давления со стороны Запада, а несколько стран-участников проекта отказывались признавать решение Еврокомиссии. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан требовал «альтернативное предложение, как Венгрия могла бы жить без энергии».

Еще в конце октября посол Сербии Славенко Терзич заявлял, что страна присвоила «Южному потоку» статус проекта национального значения и занята проектированием газопровода. Незадолго до этого Владимир Путин приехал в Сербию, где ему оказали невероятно теплый прием, которого больше не приходится ждать в странах Запада.

Разворот на Турцию

Но 1 декабря было официально объявлено об отказе от «Южного потока». Президент Владимир Путин, устав бороться с отказами Еврокомиссии, заявил об этом на встрече с премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом.

«Первое, что касается «Южного потока». Мы считаем, что позиция Еврокомиссии была неконструктивной. По сути, не то что Еврокомиссия помогала бы в реализации этого проекта. Мы видим, что создаются препятствия к его реализации. Если Европа не хочет его реализовывать, ну, значит, тогда он не будет реализован», — приводит его слова пресс-служба Кремля.

Лидеры стран обсуждали увеличение поставок на 3 млрд кубометров по газопроводу «Голубой поток», через который топливо идет в Турцию, и строительстве еще одного — нового. По задумке Москвы, он должен стать «газовым хабом» для юга Европы.

Позже глава «Газпрома» Алексей Миллер подтвердил слова Путина об остановке «Южного потока», не оставив почвы для сомнений.

«Все, проект закрыт», — заявил он.

Глава газового гиганта сообщил, что в понедельник с турецкой BOTAS был подписан меморандум о строительстве трубы мощностью 63 млрд кубов в год, причем 14 млрд кубометров будет получать сама Турция, а остальное пойдет дальше в Европу.

Первые признаки скорых новостей о возможном закрытии проекта появились еще раньше. В прошлую среду глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев вскользь заметил, что Россия может отказаться от «Южного потока», если на него не будет спроса. Тогда же на лентах агентств появилось множество новостей о сотрудничестве России и Турции по разнообразным отраслям — от туризма до космоса.

Победа или поражение

Владимир Путин считает, что отказ от строительства «Южного потока» не соответствует экономическим интересам Европы», российские СМИ и политики представляют решение как очередную дипломатическую победу России и подсчитывают убытки европейских компаний.

«По-моему, президент очень четко сказал, что насильно мил не будешь, мы найдем другие формы для реализации наших планов в связи с поставками газа в другие регионы. Скорее последствия должны просчитывать те, кто, по сути, «угробил» этот проект», — заявил официальный представитель МИД Александр Лукашевич.

В Евросоюзе объясняют закрытие проекта падением цен на энергоносители и его невыгодностью.

«Создание «Южного потока» стоит больших денег. В условиях, когда цены на нефть и газ идут вниз, строительство «Южного потока» становится экономически невыгодным», — заявил анонимный европейский чиновник «Интерфаксу».

Однако западные СМИ, в том числе аналитики Bloomberg, однозначны в своих оценках и отказ об амбициозного проекта считают поражением России.

«Это поражение, которое они хотят представить как победу. Проект «Южного потока» умирал, несмотря на огромное количество попыток России его сохранить и количество денег, потраченных на его сохранение. Санкции и настроения в Европе сделали реализацию проекта невозможной», — заявил агентству директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

Газета The New York Times пишет, что «Южный поток» стал жертвой ухудшения отношений между Россией и Западом.

«Это стало редким дипломатическим поражением для Путина, который заявил о перенаправлении трубы в Турцию. Он пытался выставить неудачу при строительстве трубы как проигрыш Европы и обвинил Брюссель в непреклонности. Решение также выглядит редкой победой для Европейского союза и администрации президента Барака Обамы, которые проявляли себя невероятно слабыми в этом году, когда Путин аннексировал Крым и поднял восстание на востоке Украины», — пишет издание.

Financial Times называет «Южный поток» проектом, важным со стратегической точки зрения, с помощью которого Москва рассчитывала укрепить свое влияние в Юго-Восточной Европе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Яблоко раздора. Как IPhone стал врагом России

 

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!