Суп в пригоршни, час в пожарном ящике и подпольные аборты. Что происходило в детдоме № 1 в Чите

Прокуратура, СКР и детский омбудсмен занимаются Читинским центром помощи детям (бывшим детским домом № 1). Журналисты сообщают, что здесь в январе одна несовершеннолетняя воспитанница пыталась покончить с собой, а другая — сделала аборт. Аборты и насилие, несмотря на постоянные проверки, здесь происходят не впервые. Местных детей перебрасывали из одного детдома в другой, они становились жертвой воспитателя-садиста, который наливал им горячий суп прямо в руки, и платили дань в «воровской общак». Всё это происходило на фоне административной реформы и чехарды директоров.

1 февраля федеральные медиа писали о чрезвычайных происшествиях, которые произошли в одном из детских домов Читы. ТАСС со ссылкой на региональное следственное управление СКР сообщило, что ведомство проверяет сами факты, о которых заявили правозащитники, и всю деятельность учреждения в целом.

По предварительным данным, несколько сотрудников детдома обратились к детскому омбудсмену Забайкальского края Ивану Катанаеву. Они сообщили, что в январе 15-летняя воспитанница попыталась совершить самоубийство, а её сверстница — сделала аборт. Руководство учреждения об этих случаях не сообщало. По факту обращения руководитель регионального СУ СКР Юрий Русанов назначил доследственную проверку.

Информация из Читы поступает противоречивая. Директор ГУСО «Читинский центр поддержки детей, оставшихся без попечения родителей, имени В. Н. Подгорбунского» (так официально называется детский дом по документам) говорит, что никакого суицида не было, а был несчастный случай. Сотрудники прямых комментариев не дают. Но у 1-го детского дома Читы сложная история, полная громких скандалов, связанных с насилием и коррупцией. Medialeaks попытался разобраться в том, что происходило здесь в последние годы.

Что случилось. Самоубийство или несчастный случай?

Региональный детский омбудсмен Иван Катанаев, учитель физики по образованию, через пост ректора Забайкальского гуманитарно-педагогического университета дослужившийся до замминистра образования Забайкальского края, был назначен на нынешнюю должность в мае 2016 года. До этого он с 2013 года в министерстве отвечал за лицензирование учебных заведений. До реформы, в ходе которой детские дома перешли от Минобра к Минсоцтруда, его департамент наряду с другими занимался проверками детдомов.

Именно к нему, если верить пресс-службе СКР, под страхом увольнения обратились неназванные сотрудники 1-го детского дома. О том, что руководство учреждения предложило сотрудникам подписать «документ о неразглашении», сообщила общественная активистка Яна Лантратова. Вот что она написала в фейсбуке:

Сотрудники учреждения обратились к омбудсмену и рассказали о нескольких случаях, которые намеренно замалчивались руководством детского дома. Одним из них оказалась попытка суицида со стороны 15-летней воспитанницы. Девушка порезала вены, но ей даже не была вызвана скорая. Другая воспитанница сделала аборт. Но больше всего в этой ситуации поражает тактика руководства. Они выдали сотрудникам на подпись документ о неразглашении служебной тайны! Под страхом увольнения воспитатели не должны кому-либо рассказывать о том, что происходит в детском доме!

По словам Лантратовой, молчать согласились не все, некоторые бумагу не подписали.

С детскими домами Читы и вообще с Забайкальским краем активистку связывают долгие отношения: именно она вместе с членами «Союза добровольцев России» участвовала в проверках 1-го детского дома в 2015 году, когда воспитателей обвинили в побоях и лишении детей свободы, а до этого пыталась привлечь внимание журналистов к распространению культуры так называемого Арестантского уркаганского единства (АУЕ) в Забайкалье.

Яна Лантратова

Лантратова — ответственный секретарь Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, она же возглавляет Всероссийскую общественную организацию «Союз добровольцев России». Окончив в Петербурге журфак и проработав несколько лет в проектах «Молодёжной гвардии «Единой России», Лантратова неудачно попыталась избраться в Думу, после чего построила карьеру на защите прав детей и молодёжной политике. В 2013 году она участвовала в создании одиозного «Всероссийского родительского сопротивления», а в «Российском союзе молодёжи» отвечала за распределение грантов для НКО. Лантратова известна резко негативным отношением к внедрению в России ювенальной юстиции.

Сотрудники детского дома не говорят с журналистами. Но на вопросы, правда коротко, отвечает директор — Светлана Фёдорова, которая работает в детдоме с декабря 2016 года. По её словам, никакой попытки самоубийства не было.

У нас не суицид, у нас есть несчастный случай. Все результаты будут после проверки.

Аборты — нередкая вещь среди подростков в детских домах. Но о каждом таком случае сотрудники центров помощи, как сейчас называют детдома, обязаны сообщать сразу в несколько инстанций, в том числе в прокуратуру. В данном случае это не было сделано, что для директора — грубое административное нарушение.

История. Военная дисциплина

Читинский детский дом № 1 стал первым государственным учреждением города для беспризорников, он основан в 1921 году. Сорок пять лет — с 1926 по 1971-й — им руководил один директор. Потом начальники стали меняться чаще. В самое сложное время — с 1993 по 2009 год — директором была Галина Гладышева, человек пожилой, старой закалки. Она, как могла, находила средства на ремонт, питание. В качестве досуга воспитанники пели песни на утренниках в честь ветеранов. Под конец, пишут на форумах местные жители, дисциплина в детдоме упала: дети ходили в город воровать, говорят также о дедовщине и о практике, заимствованной у исправительных учреждений, — когда старшие дети наказывают младших за проступки вместо воспитателей.

Николай Герасименко (в центре)

Ситуация стала меняться, когда директором стал Николай Герасименко, кадровый военный, который, получив армейскую пенсию, пришёл работать в детдом в чине полковника в отставке. 18 лет преподавательского стажа, в основном на военной кафедре, в том числе заведующим, выправка, аккуратность, строгость — Герасименко взялся за дело очень рьяно.

Уже через месяц после назначения он вместе с детьми построил при детском доме зимнюю теплицу, чтобы выращивать овощи круглый год. Это было только начало: Герасименко хотел видеть детский дом не просто местом, где люди могут перекантоваться до совершеннолетия, а настоящей школой — развивающей, готовящей к жизни, воспитывающей. В январе 2011 года он открыл при детском доме Центр социализации детей и подростков. Под это дело в Читу прилетел сам Павел Астахов, тогда занимавший пост федерального детского омбудсмена. Один из методов социализации по Герасименко — испытанное ещё в ранние советские времена трудовое воспитание. Дети должны сами участвовать в приготовлении еды, ремонте, починке мебели.

Самое главное в этом процессе, — объяснял директор, — что он учит бережно относиться к имуществу, которое выдано государством.

Герасименко также учредил что-то вроде скаутской организации — Центр «Лидер». Брали в него не всех, а только самых сознательных. Дети повязывали зелёные галстуки на пионерский манер, участвовали в самоуправлении, учились оказывать первую помощь, готовились быть волонтёрами.

Пришли спонсоры. В это время активно помогать детским домам Забайкалья начали китайские инвесторы. С их помощью и при участии компании «Энергожилстрой» детдом обзавёлся новыми помещениями, сделал ремонт, купил новую мебель. А в феврале 2014 года Герасименко открыл Центр коррекции и развития детей — для маленьких воспитанников с особенностями развития.

Открытие Центра развития и коррекции детей в Читинском детском доме № 1

Новые порядки и активность директора нравились не всем. На Герасименко жаловались, в том числе министру образования региона Константину Карасёву, но тот нового директора ценил и защищал. Вот что он отвечает на вопрос одного из возмущённых жителей города на портале «Чита.ру»:

Факты унижения, нецензурной брани, о которых вы пишете, не находят своего подтверждения. И поэтому, отвечая на ваш вопрос, скажу – нет, мне не стыдно за этого руководителяБолее того, я убеждён, что именно такие кадры должны приходить на должности директоров детских домов и на примере личного опыта воспитывать достойных граждан из непростого подрастающего контингента воспитанников детских домов.

Жалобами дело не ограничивалось. В 2011 году крутым нравом и методами управления Герасименко заинтересовалась полиция: одна из бывших сотрудниц, сообщал тогда сайт «Забмедиа.ру», написала заявления омбудсмену, в прокуратуру. Начались проверки.

Однажды дети ушли в самоволку, отказались проходить медосмотр, а когда получили от директора нагоняй, испортили его машину. Они тоже пожаловались в полицию: по словам детей, Герасименко их дёргал за руки, выталкивал из кабинета. Полиция никаких нарушений в действиях директора не нашла. Он объяснял жалобы бывших сотрудников, уволенных из бухгалтерии, личной обидой.

Я недавно стал директором детского дома, по моей инициативе была проведена проверка, и были выявлены факты хищения средств рядом сотрудников. Я обратился в соответствующие органы, и по данному факту в настоящее время возбуждено уголовное дело в отношении теперь уже бывших работниц учреждения.

Жалобы детей Герасименко объяснял также влиянием бывших воспитанников, связанных с криминальным миром, влияние которых в детдоме с его приходом ослабло.

Они здесь насаждали тюремные законы, назначали так называемых «смотрящих», собирали деньги с воспитанников, заставляли их воровать. Я эту «лавочку» прикрыл.

Детские дома в провинции и воровской мир — вещи, тесно связанные.

Обстоятельства. Арестантское уркаганское единство

В феврале 2016 года посёлок Хилок в 300 километрах от Читы стал известен на всю страну. Посреди ночи толпа подростков, вооружившись арматурой, пошла на штурм отделения полиции. Дело дошло до того, что полицейским пришлось стрелять из табельного оружия — правда, только в воздух. Налёт устроили воспитанники местного коррекционного интерната, пришедшие вызволить друга, задержанного за пьяный дебош. В итоге на ноги поставили всех полицейских района, были арестованы 15 человек.

Это был уже не первый случай, когда детдомовцы группой нападали на полицейских. В 2014 году двое офицеров пытались задержать автомобильного вора с поличным. Задержанный, пока на него надевали наручники, стал кричать: «АУЕ! Свободу ворам!». Внезапно, как по команде, на них набросились около 10 подростков. Пришлось стрелять в воздух и вызывать подкрепление.

Яна Лантратова тогда объяснила дерзость, с которой ведут себя подростки, широким распространением в регионе криминальной культуры. Яркое проявление этого — так называемое Арестантское уркаганское единство (АУЕ), одновременно субкультура и система «понятийных» связей вне мест отбытия наказания, сбора «дани» для «общака». Проникая в школы и, в первую очередь, в детские дома через бывших воспитанников, АУЕ устанавливает для детей ежемесячный налог от 50 до 200 рублей, в зависимости от уровня дохода.

В сети «ВКонтакте» АУЕ представлено в виде многочисленных сообществ, самое крупное из которых насчитывает 176 тысяч участников. Выглядит это всё как не самая приятная, но довольно невинная субкультура: «воровские» мемы, стихи, специфическая музыка, переписка по интересам, эстетика «одиноких волков», проповедь жизни «по понятиям». Волонтёры Лантратовой считают, что за этим скрывается неформальная, но вполне реальная сеть по всей России. В Забайкалье она особенно могущественна, расцвет этой культуры начался в конце «нулевых» — начале десятых годов.

Противостоять влиянию АУЕ можно, добиваясь жёсткой дисциплины, что по мере сил пытался делать Герасименко. Но в апреле 2015 года он ушёл в отставку. Смена директора была продиктована реформой всей системы: детские дома, приюты и интернаты перешли из министерства образования в ведение министерства труда и социальной защиты Забайкальского края.

Реформа. Слияния и поглощения

С 1 апреля 2015 года 28 учреждений были переданы Минсоцзащиты. Исполняющим обязанности директора 1-го детского дома стала Ирина Грешилова.

Ирина Грешилова

В августе министр соцзащиты Георгий Рева заявил, что число детских домов в регионе, которых тогда насчитывалось 24, будет сильно сокращено. Как минимум три из них, которые он назвал неблагополучными, должны были в ближайшее время слиться с более положительными учреждениями. Министр обошёлся без конкретики, «чтобы не было бучи».

Мы взвесили много факторов. В первую очередь, оценили, может ли коллектив нормально воспитывать детей, а не просто отрабатывать зарплату. У нас нет времени, чтобы воспитывать ещё и воспитателей. Детям нужны хорошие, комфортные условия. Мы будем переводить их туда, где всё это есть.

В сентябре детский дом № 1 начали объединять с детским домом № 2. Изменилось штатное расписание, прошли сокращения. Новое учреждение получило название ГУСО Читинский центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Апельсин» Забайкальского края. В рамках реформы переименовали все детские дома, лагеря, интернаты. Каждый получил звучное или трогательное название: «Прометей», «Гармония», а также «Солнышко», «Росинка», «Улыбка», «Задор» и даже «Маленькая страна».

Директором «Апельсина» в министерстве решили назначить руководителя бывшего детского дома № 2 Светлану Базилевич. Грешилову оставили на должности заместителя по учебной и воспитательной работе.

Светлана Базилевич

В отчёте о проверке социальных учреждений, опубликованном в декабре 2015 года на сайте президентского Совета по развитию гражданского общества и прав человека, говорится, что до того момента претензий к работе Базилевич не было, а её бывший детдом был назван «образцовым». Совет, который выявил в тот раз много нарушений в других местах, рекомендовал лишь «помочь» ей наладить работу, поскольку слияние прошло не без проблем. А депутат Госдумы Владимир Поздняков, который в ноябре приехал в свой избирательный округ, чтобы проверить, как идёт реформа, вообще отзывался о Базилевич, как о замечательном специалисте и подвижнике.

Очень сильное и хорошее впечатление произвёл на нас центр, который возглавляет Светлана Анатольевна (бывший детский дом № 2). В нём не группы, а семьи. Всё чистенько, в каждом помещении свой интерьер: разная плитка, подобранные со вкусом обои, ламбрекены, покрывала на кроватях. А к Светлане Анатольевне то и дело подбегают дети: девочка трёх лет залезает на руки: «Почему редко к нам ходишь?», мальчишка лет семи также умильно обнимает эту свою «маму», дети постарше прижимаются к ней. И вот это отношение к директору детей говорит лучше всяких слов!

А вот бывший детский дом № 1, по словам депутата, нуждался в хорошем хозяине: и мебель обветшала, и дисциплина хромала.

У Базилевич два высших образования: она юрист и педагог. Директором 2-го детдома она проработала 10 лет и за это время не засветилась ни в каких скандалах, её работа не вызывала нареканий. Насколько можно судить, она действительно всерьёз болела за дело. При детдоме она открыла центр по подготовке и сопровождению замещающих семей «Шаг навс­тре­чу» и вела конференцию на сайте «Чита.ру» — отвечала на вопросы читателей об опеке, усыновлении. Ещё в 2011 году вместе с двумя коллегами она учредила общественную организацию «Совет директоров детских домов Забайкальского края».

ЧП. Что случилось в ноябре 2015 года

Тем удивительнее был скандал, который разразился вскоре после формального назначения Базилевич директором объединённого «Апельсина» в ноябре. Отношения к преступлениям, совершавшимся в 1-м детском доме, она не имела, поскольку всё случилось до её прихода, но проверки по заявлениям о насилии и унижении детей начались через буквально несколько дней после вступления в должность.

5 ноября уголовное дело было возбуждено против 57-летней воспитательницы Елены Смолиной. За то, что шестилетний мальчик, находясь в летнем лагере «Апельсина» в посёлке Молоковка, украл из воспитательской сладкое, она заперла его в пожарном ящике из-под песка на час, а потом побила палкой по рукам.

Детский праздник в лагере в Молоковке, июль 2015 года

И Смолина, и воспитанники стали давать показания, и уже 13 ноября Следственный комитет возбудил ещё несколько уголовных дел. К концу года их число достигло 13, а под следствием оказались восемь сотрудников детского дома. Одно дело даже вышло за пределы «Апельсина»: как выяснилось, 10-летний мальчик, который до осени находился в реабилитационном центре «Надежда», подвергся там сексуальному насилию со стороны других учеников. Директора «Надежды» уволили и тоже завели уголовное дело. С должностей были сняты детский омбудсмен, предшественник Ивана Катанаева, и заместитель министра соцзащиты, отвечавшая за проверки детдомов. Но и это было ещё не всё.

В «Апельсин» приехали активисты «Союза добровольцев России», их работу координировала всё та же Яна Лантратова. Именно им дети стали рассказывать ужасные вещи: за провинности мальчиков переодевали перед строем в женское платье, связывали, били. Рассказ одного из учеников прозвучал в эфире «России 24».

К кровати привязывают, бьют, головой в унитаз окунают. Ещё некоторых там об кровати били, меня привязывали к кровати. […] Елена Михайловна [Смолина] меня повела и привязала к столбу.

В репортаже «Комсомольской правды», со слов следователей, также упоминалась необычная пытка: на обеде воспитанников заставляли сложить ладони горстью и наливали в них горячий суп. Наконец, одну из воспитательниц обвинили в сокрытии подпольного аборта, который сделала 17-летняя девушка.

Лантратова подключила к расследованию Генеральную прокуратуру. С ноября в течение нескольких месяцев в детском доме шли постоянные проверки, допросы. При этом детей опрашивали не только следователи, но и «добровольцы», и члены Совета по правам человека. Светлана Базилевич заявила, что Лантратова и её коллеги сознательно нагнетают обстановку и провоцируют воспитанников на то, чтобы выдвигать новые и новые обвинения, и даже «подкупают детей».

Когда мы стали единым учреждениемнаша команда приступила к чистке кадров, к построению работы по законам РФ. Тогда удалось выявить людей, которые не занимались с детьми, не хотели работать. Ходили слухи и о жестокостиЧасть этих сотрудников уволилась по собственному желанию, с кем-то мы распрощались сами. В детском доме сейчас сложная ситуация. Ребят вызывают на допросы, с ними работают следователи и психологи. Дети признаются, что их трясёт. Они в тяжёлом психологическом состоянии.

Базилевич, по её словам, сотрудничала со следствием, прикладывая все усилия, чтобы нормализовать ситуацию. По уголовным делам к ней претензий не было. Но в феврале 2016 года звонок прозвенел и для неё. Проверки не прошли даром.

Падение. Четыре директора за два года

Одну из проверок проводила Контрольно-счётная палата Забайкальского края. По результатам было объявлено, что за несколько лет в детском доме было украдено больше 3 миллионов рублей.

Во время проверки обнаружены финансовые нарушения в 3 миллиона 35 тысяч рублей, из них 2,7 миллиона — это неправомерное использование бюджетных средств на оплату труда работников учреждения, нарушения бухучёта и составление отчётности в сумме на 345 тысяч рублей, в том числе с нарушением порядка учёта материальных ценностей на 256 тысяч рублей и учёта коммунальных платежей, поступающих от арендаторов, на 89 тысяч рублей.

Результаты ушли в управление СКР, вскоре было возбуждено уголовное дело. Первая проверка КСП касалась периода с 2014 года по ноябрь 2015 года. Следователи копнули глубже, вплоть до 2011 года. Сначала подозрения пали на Ирину Грешилову, которая работала в детском доме ещё при старом директоре, Николае Герасименко, а потом была и. о. директора в переходный период перед объединением. Вскоре обвинение было предъявлено и Светлане Базилевич.

Основные обвинения касались мошенничества с зарплатой: руководство, считает следствие, нанимало сотрудников на две ставки, одна из которых была фиктивной, и забирали часть денег себе. 1 июня пресс-служба СКР по Забайкалью сформулировала обвинения окончательно.

Бывшие руководители детского центра использовали должностное положение для своего обогащения. Базилевич своим приказом оформила программиста детского дома на дополнительную ставку воспитателя и договорилась при этом, что программист будет возвращать половину зарплаты по ставке воспитателя. Затем, получая деньги от программиста, использовала их по собственному усмотрению. Всего с апреля 2011 года по ноябрь 2015 года Базилевич таким образом похитила свыше 870 тысяч рублей.

Грешилова в свою очередь «похищала деньги с января 2013 года по ноябрь 2015» и якобы присвоила за это время 817 тысяч рублей. Следствие по делу идёт до сих пор. Оба педагога были уволены, место Базилевич занял новый и. о. директора.

Имя этого и. о. корреспондент Medialeaks не смог найти ни в одном официальном источнике, и в интервью о нём не говорят ни чиновники, ни следователи. Известно только, что проработал он до декабря 2016 года, после чего директором назначили Светлану Фёдорову. Она стала четвёртым руководителем детского дома менее чем за два года. А ещё через месяц, в конце января, детский омбудсмен и активистка Яна Лантратова сообщили о новом скандале с абортом и попыткой самоубийства.

Фото: Facebook, «ВКонтакте», Ксения Зимина («Чита.ру»)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме









Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!