Откаты, угрозы и воровство из бюджета. «Новая газета» рассказала, как устроена коррупция в Чечне

Журналист «Новой газеты» Елена Милашина рассказала о том, как устроены коррупционные схемы в Чечне, при помощи которых местные власти и силовики забирают деньги у населения и воруют из бюджета. Жители одного из сёл согласились открыто рассказать свои истории.

Милашина поговорила с жителями села Кенхи Шаройского района. Его название оказалось на слуху благодаря жителю Рамазану Джалалдинову, записавшему видеообращение с жалобой на Рамзана Кадырова, из-за чего дом мужчины был сожжён.

По данным издания, чаще всего коррупционные схемы связаны с компенсациями, которые выплачиваются семьям, пострадавшим от чеченской войны или стихийных бедствий. После наводнения в 2002 году на всю Чечню было выделено 111 миллионов 746 тысяч рублей, при этом ущерб Кехни был оценён в 49,7 миллиона рублей. Но до жителей села дошло только около 7 миллионов рублей, а большинство — более 1 тысячи человек — довольствовались компенсациями в размере 2 тысяч рублей.

Даже при распределении самой мизерной единовременной материальной помощи (2 тысячи рублей на одного члена семьи) с каждой семьи было удержано по 2 тысячи рублей. За выдачу больших сумм (от 20 до 50 тысяч рублей) откат был, соответственно, ещё больше. Самая стандартная схема (и не только в Шаройском районе) — «пятьдесят на пятьдесят».
новая газета

Местные жители рассказали Милашиной, что иногда откаты из компенсаций у них забирают прямо на выходе из банка, в других случаях вооружённые люди могут приехать домой. При этом руководство села даже не включит семью в списки на компенсации, если она заранее не пообещает ему часть суммы.

Село Кенхи

— Наша семья получила 800 тысяч рублей за паводки. На следующий день сотрудники <полиции> с оружием приезжали, глава села их отправил. 180 тысяч забрали…

— В банк со мной пришёл глава села. Кассир дал мне ведомость, где я расписался за 350 тысяч рублей. Кассир отсчитал две кучки. Одну дал главе села, другую — мне. Я получил всего 105 тысяч рублей на руки…

— В 2007 году Гаджиев в служебном автомобиле марки «Нева», красный цвет, взял меня в с. Шатой. Мы заходили в Россельхозбанк и получили 350 тысяч рублей деньги. Когда вышли, посадил опять в машину и увёз на край села в старый мечет. И вынимал по 120 тысяч рублей. С меня забрал ещё 5 тысяч за проезд, тогда частный такси стойл всего 750 рублей.

Во всех историях упомянуты одни и те же люди — действующий глава Магомед Гаджиев, бывший Курмагомед Гаджиев, который сейчас возглавляет местный совет старейшин, и председатель районного совета депутатов Раиса Батукаева.

Когда 70-летняя Залипат Халапаева, получив 350 тысяч рублей, сразу же положила их на счёт в банке, её похитили и отвезли в районный отдел ФСБ. Из-за поднятого шума её отпустили, но глава села Гаджиев настойчиво требовал вернуть откат и угрожал, что её сыновья могут пропасть, рассказывает она.

Кехнийцы полагают, что с ними так обращаются, потому что они аварцы, но Милашина уверяет, что подобные схемы действуют по всей Чечне, просто жители села имеют смелость жаловаться на коррупцию.

Ещё одна распространённая схема связана с махинациями со статистикой — местные власти завышают число домов, которым требуются компенсации. В 2004 году в Шаройском районе «военные» компенсации в размере 350 тысяч рублей были выделены из расчёта на 1162 разрушенных дома, хотя на самом деле домохозяйств там было не более трёх сотен. Милашина считает, что отчасти коррупционными схемами объясняется и демографический бум в республике.

В 2015 году «Коммерсант» публиковал расследование о работе фонда имени Ахмата Кадырова. Уроженцы Чечни говорят, что в копилку скидываются бюджетники и бизнесмены, а у руля миллиардного фонда стоят родственники и близкие Рамзана Кадырова.

Вас может заинтересовать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!