«В интернете всё есть». Директор РНБ отрицает необходимость хранить разные издания «Евгения Онегина»

На пресс-конференции, которая была посвящена плану объединения двух крупнейших российских библиотек, РГБ в Москве и РНБ в Петербурге, директор последней удивил журналистов и коллег заявлением: в библиотеке хранится слишком много экземпляров «Евгения Онегина», а достаточно было бы «двух-трёх». И вообще: «Зачем нужны библиотеки, если в интернете всё есть?».

Александр Вислый, директор Российской национальной библиотеки

После того как журналистам стало известно о планах объединить две крупнейшие библиотеки России, Российскую государственную библиотеку в Москве и Российскую национальную библиотеку в Петербурге, в одно учреждение, библиографы, учёные и журналисты обеспокоены возможными последствиями такого объединения. В Петербурге люди выходят на пикеты, подписывают петиции против объединения, проводят конференции, на которых объясняют, насколько две большие библиотеки лучше для страны, чем одна.

В среду 1 марта ИТАР-ТАСС организовало пресс-конференцию директоров двух библиотек — Владимира Гнездилова и Александра Вислого (здесь можно услышать полную аудиозапись). Руководитель петербургской библиотеки Вислый сделал несколько заявлений, которые удивили и обеспокоили журналистов. Об этом написал в фейсбуке историк и журналист Даниил Коцюбинский.

Сегодня на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС я впервые в жизни понял, что такое чистый библиографический идиот. То есть человек, который вообще не понимает, что такое книга и для чего она нужна.

По мнению Вислого, в российских библиотеках не нужен «слишком большой приток бумажных книг». При этом директор библиотеки, если судить по его словам, не понимает, чем отличаются понятия «экземпляр» книги и «издание».

Гораздо дешевле держать в библиотеке один электронный экземпляр и один печатный экземпляр, чем два печатных экземпляра. И даже в случае утраты печатного экземпляра всегда есть возможность с электронного экземпляра сделать печатную копию и восполнить этот печатный экземпляр.

Ведь каждый экземпляр библиотеке нужно «принять» (с ударением на «и»), пожаловался директор, а это два вагона книг ежегодно. Нужно ли вообще столько книг?

Есть очень простой вопрос: в скольких экземплярах в электронном виде должен быть «Евгений Онегин»? Ну один, ну два, ну три, да? А сколько реально печатных экземпляров «Евгения Онегина» хранит каждая национальная библиотека? Больше десяти тысяч. Поэтому всё равно всё печатное оцифровывать не надо.

Коцюбинский указывает на то, что для директора библиотеки такой уровень понимания является знаком профнепригодности:

Сидевшая рядом со мной Наталия Соколовская чуть не подпрыгнула от возмущения: «Он что, не понимает, что это всё — разные книги?». Нет, не понимает! Ибо не знает, вероятно, что в книгах бывают предисловия, примечания, иллюстрации. Что книга — это не «электронный буквоноситель», а ещё и памятник той эпохи и тех обстоятельств, при которых она увидела свет. Что, например, текст «Евгения Онегина» менялся в зависимости от времени публикации…

Ещё в самом начале пресс-конференции Александр Вислый задался вопросом, зачем вообще нужны библиотеки, если в интернете всё есть. В ходе мероприятия ответа директор РНБ не дал.

В социальных сетях непрофессиональные высказывания Вислого вызвали острую реакцию среди журналистов и учёных.

По планам, представленным в письме министру культуры, подписанному двумя директорами, реформа библиотек позволит провести их оптимизацию, повысить эффективность и высвободить ресурсы. Фотокопии письма опубликовала «Фонтанка».

При этом в старом здании Публичной библиотеки руководство предполагает ликвидировать часть читальных залов, оставив доступ к «электронным экземплярам», и устроить там библиотечно-музейный комплекс. Как писал петербургский сайт «Карповка», старый корпус РНБ преобразуют в «общественное пространство с зимним садом, историческими арками, фонтанами и скамейками». Возможно, дворики накроют стеклянным куполом и превратят в атриум.

Сотрудники библиотеки, которые публично выразили несогласие с планами руководства, подверглись репрессиям. Главный библиограф РНБ Татьяна Шумилова получила взыскание за грубое нарушение трудовой дисциплины после интервью, которое она дала агентству «Росбалт», а позднее была уволена. Библиограф Никита Елисеев также получил взыскание, а вопрос его увольнении пока открыт.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме









Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!